« 2020 г. »
« январь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
.: 26.1.2020 :.
26.01.2020

шерше ля фам

Щелк!.. Массивная стальная дверь захлопнулась, и Кларк оказался в ловушке. Чертов старик Симмонс успел-таки нажать на кнопку и отрезать путь к бегству. Впрочем… Кларк усмехнулся, глядя на распластанное возле стола тело директора концерна «Симмонс и сыновья». Ну разве можно было предположить, что девять граммов свинца окажутся предпочтительнее трех миллионов долларов?

Самоуверенность старшего поколения всегда приводила его в бешенство. «Сынок, ты знаешь, сколько раз мне угрожали такой вот штуковиной? Опусти-ка лучше свой ствол и, может быть, я разрешу тебе уйти. К тому же ты, кажется, не знаешь, откуда из него вылетают пульки? Дай-ка, покажу…»И вот теперь эта наглая жирная свинья валяется у его, Кларка, ног и не может ничего добавить к сказанному. Продырявленные головы, как правило, немногословны. Так… А что же дальше?

Кларк обвел взглядом комнату. Справа от него – сейф с вожделенными тремя миллионами, скрытый от глаз любопытных посетителей подлинником Пикассо, напротив – директорский стол из черного дерева, заваленный кипами документов, слева – стол поменьше, наверное, для секретарши… Внезапно Кларк ощутил чье-то присутствие. Сощурившись, он еще раз осмотрел владения Симмонса и… обмер. Из-за портьеры за ним внимательно наблюдала пара ослепительно голубых глаз, принадлежащих, вне всякого сомнения, особе исключительных достоинств, – других старый ловелас Симмонс в своем кабинете прятать бы не стал.

Выходи! Медленно… Ствол пистолета указывал теперь на окно, рассеивая иллюзии прятавшегося относительно намерений Кларка. Портьера заколыхалась, и в комнате появилась очаровательная длинноногая блондинка лет двадцати пяти, одетая в классический деловой костюм: юбка чуть выше колена, белая блузка и пиджак.

Ты … его секретарша? – Кларк кивнул в сторону покойника. – Как тебя зовут, детка?

Джоди, голос девушки дрожал от страха. – Ты – одна из этих крутых… парней? Погоди, погоди… лицо его внезапно стало серьезным. – Может, у тебя и оружие имеется?

Конечно, ответила Джоди и полезла в карман своего пиджака.

Одним прыжком Кларк оказался рядом с ней и выхватил из ее рук «Беретту». От неожиданности девушка вскрикнула и ударила его коленкой в пах. Кларк ахнул и, скорчившись от боли, закрутился волчком по комнате.

Я…. я не хотела! – с ужасом наблюдая за пируэтами Кларка, Джоди снова спряталась за портьерой. – Ну, пожалуйста! Ты ведь сам виноват.

С трудом переведя дыхание, Кларк разогнулся и в ярости отшвырнул «Беретту» к двери.

Выходи, не трону… Ну же!

Девушка осторожно вышла из укрытия и опустилась в директорское кресло.

Он даже не заряжен, минуту спустя промолвила она.

Вот как? – Кларк подошел к ней поближе и присел на край стола. – Тогда зачем он тебе?

Пистолет был нужен не мне, а мистеру Симмонсу. Ему нравилось, когда я вводила ствол в его… ну, анус. И еще он заставлял меня брать пистолет в рот.

Ты трахала его этой пушкой? – Кларк весело рассмеялся и пнул тело Симмонса ногой. – Слышишь, ты, кусок дерьма? Девчонка рассказала мне все! Хочешь дам тебе пососать свой пистолет? Он у меня побольше! Ладно, повеселились и хватит…Кларк в задумчивости посмотрел на Джоди. Интересно, много ли знает эта кукла о службе безопасности ее шефа?

Послушай, детка, мы сможем выбраться отсюда? Думаю, такой девочке, как ты, полмиллиона «зеленых» не будут лишними, верно? Давай, откроем эту чертову дверь и свалим, а?

Не получится. – Джоди с сожалением пожала плечами. – Впрочем, один раз такое уже было, и…И что? – Кларк уставился на девушку в ожидании ответа.

Дверь можно открыть только снаружи, и однажды мистер Симмонс случайно нажал на кнопку. Когда вошли охранники, мы с ним занимались любовью. Шеф как раз ласкал меня там, внизу… Я лежала на столе, задрав ноги, а он сидел передо мной в кресле. Охранники это увидели, и на следующий день их уволили. Думаю, на этот раз мне удастся обвести наших ребят вокруг пальца. Если, конечно, ты не против.

Кларк протянул к лицу Джоди руку, и она прильнула к ней своими восхитительными пухлыми губами.

Я сделаю все, что ты хочешь, сказала девушка, расстегивая блузку. – Только учти: мы должны быть настоящими!

Одного вида обнаженной, безумно красивой груди оказалось достаточным для Кларка, и он грубыми, торопливыми движениями сорвал с Джоди одежду.

Ты ведь меня поласкаешь, ты поцелуешь меня… там? – голос ее срывался, а ноги сводило от сладкой истомы. – Мистер Симмонс любил это делать долго, очень долго… Но у него не было такого большого и твердого, как у тебя… Боже! Как я хочу его, прямо сейчас!

Кларк, задыхаясь от желания, буквально швырнул Джоди на стол и, перевернув, вошел в нее сзади. Намотав длинные волосы девушки на руку, он сделал несколько сильных толчков и, наклонившись, прошептал:

Надеюсь, эти парни не появятся здесь прежде, чем я накачаю тебя спермой всю? Кто знает, может, ближайшие лет двадцать мне придется мастурбировать в тюремной камере или, того хуже, сосать у какого-нибудь негра.

А я бы не отказалась! – Джоди ловко выскользнула из-под Кларка и опустилась перед ним на колени. – Хотя … Она с силой сжала в ладони его член. – У тебя он ничуть не хуже, разве что белый, а не черный. Хочешь, продолжила девушка, я сделаю тебе то, от чего мистер Симмонс терял сознание, когда кончал? Клянусь, после этого ты станешь умолять меня остаться с тобой… Хочешь?

Грациозно покачивая бедрами. Джоди подошла к двери и подняла «Беретту». Затем она вернулась на прежнее место и, обхватив губами плоть Кларка до самого основания, осторожно ввела в него сзади ствол.

… Почувствовав, как теплая, вязкая жидкость вливается ей в рот, девушка с наслаждением проглотила ее и, резким движением метнувшись влево, выстрелила. Несколько секунд Кларк, не понимая, что происходит, смотрел на образовавшуюся под ним лужицу крови, после чего медленно осел на пол.

Бедный, бедный мальчик! – облизнувшись, телохранитель мистера Симмонса поднялась на ноги и потянулась. – Старушку Джоди давно никто не кормил так вкусно. Жаль, что нельзя этого повторить!

Одевшись и приведя себя в порядок, Джоди наклонилась над телом шефа и вытащила из кармана его пиджака связку ключей. Открыв сейф, она аккуратно упаковала в приготовленный Кларком чемоданчик деньги и, удобно устроившись в кресле мистера Симмонса, закурила. Спешить было некуда, дверь открывалась легким нажатием той же самой кнопки, а охранники накануне уик-энда давно разъехались по домам. По большому счету, безопасность директора концерна – старого скряги с червячьей душой, всерьез никого не интересовала. Ну, а Джоди… Далеко, за тысячи миль от этого замшелого городка, ее ждала шикарная вилла на берегу океана, все радости жизни и … мужчины! Много красивых мужчин!

25.01.2020

беглянка из тбилиси

Тамара переехала в Москву вместе с двухлетней дочерью в 1995 году. Ее муж куда-то исчез сразу после рождения ребенка, и все эти долгие, холодные и голодные два года Тамара перебивалась как могла случайными заработками, стараясь не очень влезать в пенсию своей матушки. Потом она получила письмо от своей двоюродной тетки, в котором та писала, что может приютить ее на некоторое время в своей новой квартире в Москве. В письме говорилось о том, что земляки помогут ей найти работу, она сможет снять себе отдельную комнату и встать на ноги. Понимая, что жизнь в Москве сытая и богатая, Тамара тут же собралась в дорогу и уехала, взяв с собой небольшой чемоданчик и укутанную дочь.

В Москве она некоторое время жила у тетки и ходила работать на овощной рынок поблизости, вырывая по полчаса, чтобы прибежать домой и накормить дочь. Ее красота тут же привлекла к себе внимание многих мужчин, торговавших на рынке. Даже славяне, продававшие с грузовика картошку, заигрывали с ней. Неизвестно, как долго бы все это продолжалось, если бы она случайно не познакомилась с Отари. Это был очень богатый грузин, наверное вор в законе, судя по тому уважению с которым с ним разговаривали местные бандиты. Отари снял для нее двухкомнатную квартиру в районе Строгино, и, устроив небольшую прощальную вечеринку для своей тетки и нескольких торговцев-сменщиков с рынка, Тамара переехала вместе с дочерью в отдельную квартиру.

Она прекрасно отдавала себе отчет в том, кем она становится. Быть любовницей и содержанкой богатого и влиятельного человека – это примерно на полпути к обыкновенной проституции. И то, и другое сводится к продаже своего тела. Надо сказать, что ее тело можно было очень дорого продать, если оценивать его на аукционе для богатых и высокопоставленных господ, наподобие Отари. Если в честном состязании тугих кошельков добиваться обладания ею. Будучи среднего роста, Тамара имела очень стройную фигуру и длинные ноги. Ее прямая спина и величественная походка наводили на мысль о профессиональных занятиях балетом. Но она никогда не занималась балетом. Еще в юном возрасте, когда ей было всего четырнадцать или пятнадцать лет, у нее выросла большая грудь. Это стало постоянным источником ее смущения, а также вечным раздражителем для всего мужского пола, от подростков ее возраста, до седых, степенных стариков, прогуливавшихся по бульварам Тбилиси. Кормление грудью дочери нисколько не испортило великолепную форму двух полных, грушеобразных, наполненных до тугости грудей с большими плоскими коричневыми сосками. Собственно, ее прямая походка с твердой, как доска, спиной и была вызвана значительным весом ее плавно колыхавшихся сосцов. Отари, несмотря на свой возраст под пятьдесят, был во власти комплекса похожего на неосознанное стремление к матери, только со значительным сексуальным подтекстом. Именно поэтому он был сразу покорен полной грудью Тамары и пошел даже на то, чтобы сделать ее своей постоянной любовницей.

Он приходил к ней не чаще двух раз в неделю. Его слабости и пристрастия скоро стали известны Тамаре и она удовлетворяла его, как никакая другая любовница, несмотря на то, что их встречи носили мимолетный характер. Хотя они имели обыкновение раздеваться догола при занятиях сексом – за чем он, собственно говоря, и приходил Отари никогда не выключал свой сотовый телефон и мог ответить на звонок в разгаре любовной страсти. Тамара же из-за особенностей его предпочтений в сексе никогда особенно не возбуждалась, не говоря уже об оргазме.

Отари пришел к ней около семи вечера. Сначала, как всегда, обе комнаты осмотрели двое телохранителей, бывшие чемпионы страны по боксу. Тамара чуть-чуть сморщила нос, наблюдая за тем, как они заглядывают за занавески и смотрят под кровать. Кровать была американская – уотербед – и заглядывать под нее не имело смысла, так она плотно стола на полу всем кирпичом своей массивной конструкции. Она не любила спать в ней из-за неприятных ассоциаций и уходила в комнату дочери, где они спали обнявшись на диване. Заглянув в холодильник, (Идиоты! подумала Тамара) охранники вышли на улицу, и через три минуты вошел мрачный Отари.

Ра мохда? – спросила у него Тамара по-грузински. Но Отари всегда приходил к ней мрачным, и на вопросы о том, что случилось, ничего не отвечал.

Он тут же направился в ванную и включил там душ. Тамара уже ждала его, поэтому была одета лишь в легкое шелковое кимоно, едва доходящее до ее круглых и мягких колен.

Через некоторое время из ванны вышел Отари, запахивая на ходу широкий махровый халат. Для начала он уселся в велюровое кресло и набрал чей-то номер телефона. Разговор проходил по-русски. «Ну так, харашо, дарагой, буду тебя ждать!», сказал Отари и отключил мобильный телефон. Он поднял свои немного усталые глаза на любовницу и их взгляды скрестились. Из огромных черных глаз Тамары исходило холодное пламя. Она потупила взгляд и потянула за пояс кимоно. Легкая шелковая ткань скользнула на пол. Женщина осталась в одних узких черных трусиках, выгодно подчеркивающих ее фигуру, походящую своими крутыми изгибами на колбу песочных часов.

Несколько шагов к креслу, тяжелое покачивание ничем не прикрытых тяжелых грудей, и она уже на коленях перед пожилым и усталым бизнесменом, которому больше подошел бы глубокий сон, чем активные занятия любовью. Иногда она думала, что он приходит к ней лишь для имиджа – у такого богатого человека должна быть очень красивая любовница. Тем не менее, за шесть месяцев их «совместной» жизни у них выработалась некая рутина, и Тамара прекрасно знала с чего ей начинать.

Под махровым халатом в окружении седых и темных волос, его пенис лежал мягким клубком на мохнатом бедре. Тамара несколько раз лизнула по темной коже ствола, затем осторожно оттянула двумя пальцами крайнюю плоть и взяла головку в рот. Когда его член стал достаточно твердым, она начала глубоко заглатывать его, так что головка уходила прямо внутрь ее горла, а свернутые колечком губы почти достигали морщинистого кошелька мошонки. Отари издал гортанный звук, что-то вроде одобрения. Тогда она свела вместе свои полные и мягкие груди и поместила его блестящий от слюны член в узкую расщелину между ними. Отари откинул голову назад и полностью отдался умопомрачительному ощущению. Некоторое время она медленно массировала своими крупными белыми грудями его напрягшийся член. Дыхание грузина начало понемногу учащаться. Он приподнял голову и с видимым трудом открыл налитые кровью усталые глаза. Тамара пристально смотрела ему в лицо, ее прямой немигающий взгляд был почти дерзок. Отари слегка заерзал в кресле, он не должен был еще кончать, она явно торопила события. Наконец она прекратила размеренные движения и выпустила его член из мягкого, теплого плена. Тамара встала и подошла к столику у огромной, занимающей почти треть комнаты, кровати. Из верхнего ящика она достала небольшую плоскую баночку с вазелином, открыла ее и положила крышечку рядом с баночкой. Обеими руками она быстро стянула свои черные трусики и присела на корточки боком к своему любовнику. Проведя указательным пальцем по желтоватой массе, она осторожно завела руку со смазкой за спину и начала медленно втирать мазь между ягодиц. Отари сидел весь багровый от напряжения, его орган слегка вздрагивал от напряжения. Обычно он просил ее повернуться спиной, чтобы не пропустить возбуждающего зрелища, но сейчас он просто сидел мешком в кресле и довольно громко сопел. Тамара набрала еще немного вазелина на средний палец и медленно ввела его в теплую кишку через размякшее кольцо ануса, стараясь пронести всю смазку на кончике пальца внутрь. Она уже привыкла это делать, поэтому с некоторого времени это даже начало доставлять ей удовольствие. Атари начал гладить свой член, полностью закрывая кожей надутый каштан головки, и затем медленно оттягивая крайнюю плоть к корню.

Тамара легла прямо на пол и закинула свои стройные ноги к голове, легко приняв что-то наподобие стойки на плечах. Пышная копна черных волос разметалась по светлому ворсу ковра. Ее мягкая грудь почти закрывала ее горло, а слегка согнутые в коленях ноги расходились, как ножницы, в разные стороны. Теперь у Отари был прекрасный вид на ее поросшую редкими курчавыми волосами промежность и – подобно брильянту в оправе – блестящую ямку слегка открытого сфинктера. Отари медленно подошел к стоявшей на плечах в неестественной позе девушке и обеими большими пальцами раздвинул ее белые ягодицы. Анус слегка подмигнул ему, сжавшись, а затем вновь медленно, как цветок, раскрыл свой бутон. Без лишних приготовлений Отари наставил багровую головку к приоткрытому отверстию и сделал небольшое движение, как будто застегивая широкую пуговицу. Его головка легко оказалась внутри. «Нэла!», предупредила Тамара, чтобы он не слишком спешил. «Ну гэшения нураприс», ответил Отари. Он слегка надавил на член и, глядя, как он постепенно исчезает за растянутым блестящим мускульным кольцом, спросил: «Рогор бавшви?». Тамара не чувствовала боли – только тупое ощущение от проникавшего в ее внутренности горячего и толстого предмета. «Какое тебе дело до моего ребенка?» – подумала она, но все же ответила ему: «Бавшви тамашобс. Мэгобар тан.». Отари замолчал, сосредоточившись на плавных движениях тазом вперед и назад. Его член легко скользил в смазанном рукаве. Когда он уходил внутрь, небольшая розовая полоска, окаймляющая его ствол, исчезала, когда движение шло обратно, розовое кольцо слегка выступало наружу вместе с движением члена. Отари завороженно наблюдал за всей этой сложной механикой. Его дыхание участилось, но он еще не хотел кончать. Слишком рано. «Я ей достаточно плачу, чтобы она молча терпела меня эти полчаса», думал он, ритмичными движениями загоняя и вытаскивая член.

Довольно скоро он заметно устал и движения стали замедленными. Резко выдернув пенис из скользкой кишки и не без удовольствия услышав чмокающий звук пробки, Отари слегка хлопнул Тамару по ягодице, чтобы она перевернулась. Он не любил, чтобы она видела его лицо, когда он кончал. Тамара встала на колени на кровать и подложила себе подушку под голову. Затем она легла лицом на подушку и выгнула спину, выставляя напоказ свои широкие круглые ягодицы. Отари опять вошел в нее и начал уже серьезно работать в ее прямой кишке. По его обнаженной волосатой груди стекал липкий пот. Он уже почти задыхался, чувствуя как обильный заряд спермы подступает к его корню. Наконец фонтаны белой, вязкой жидкости начали изливаться во внутренности Тамары. Отари рычал как зверь, вонзая ногти в мягкие бедра своей любовницы. Потом он замер, свесив голову и тяжело дыша. Довольно быстро его пенис уменьшился и выскользнул из противоестественного футляра.

Тамара прижала бумажную салфетку к отверстию заднего прохода и направилась в туалет. Следом за ней поплелся ее любовник.

Потом, когда он уже оделся и, как обычно, положил в тумбочку пятьсот долларов, Тамара спросила: «Родис мокхвал?». Отари немного помолчал, пристально на нее посмотрел, затем неохотно вымолвил:«Мовал, ротса мзадвикнеби».

Он ушел, и Тамара опять закрылась на оба замка.

25.01.2020

сладкая боль

Я смотрю в широко раскрытые от боли глаза и продолжаю сдавливать твой левый сосок, прижав тебя к стене, я чувствую, как все твое тело напрягается от движения моей руки. Другой рукой я развожу твои ноги в стороны, так что ты едва можешь стоять, и начинаю гладить, вначале внутреннюю сторону бедра, потом поднимаюсь выше, чуть касаюсь между ног и сразу опускаю руку вниз. Простые прикосновения становятся смелее и жестче, я почти щипаю тебя, дольше задерживаюсь между ног, рука давит, как будто я хочу приподнять тебя. Возбуждает то, что ты всем телом отвечаешь на мою ласку: то подаешься вперед, вслед за моей рукой, и я чувствую, как ты подрагиваешь, то отстраняешься, вжимаясь в стену.

Дольше так продолжаться не может, хочется быть максимально ближе друг к другу. Я запускаю руку тебе под футболку, вначале ласкаю твой чуть выпуклый животик, то провожу подушечками пальцев они нежнее, то ногтем, чтобы усилить контраст. Чуть обняв тебя, я продолжаю ласкать твою нежную кожу. Одна рука, как бы проверяя, залезает под джинсы, под резинку трусов и, наконец... наконец, достигает своей цели. Я чувствую, какая ты сейчас влажная и горячая. Тяжело сдерживаться и не позволить себе того, что так хочется, надо продолжить игру, так интересней, но в мыслях я уже ввел в тебя свой член (как легко бы все вошло, ты такая мокрая) и двигал бы им все быстрее и быстрее, но сейчас его заменяет рука.

Я провожу вверх и вниз, возбуждая тебя, потом задерживаюсь на миг и засовываю палец насколько можно глубоко. Это мой любимый момент, можно заглянуть в твои глаза и увидеть отражение моей страсти, мы думаем об одном и том же, хотим этого со всей страстью, на которую способны... В то время как меня занимает подобная мысль, палец как бы сам собою начинает двигаться все быстрее и быстрее: если в начале он будто исследовал место, в котором оказался, сгибался, отклонялся в сторону, медленно проходя по влажной поверхности, то сейчас он, почти не задерживаясь, скользит вперед-назад.

Сжав твой сосок, я напряженно ловлю взгляд, мне хочется понять, что ты испытываешь, прочувствовать это. Чтоб заставить тебя открыть глаза, у меня есть маленькая хитрость: я замедляю темп, а затем и вообще останавливаюсь... С улыбкой наблюдаю обращенное ко мне лицо: ты чуть покраснела, рот приоткрыт, губы маняще выпуклы, с глаз будто еще не спала пелена наслаждения, ты хочешь чтобы я продолжил, ты сердишься. Но я целую тебя, а рука вновь возвращается на место, с прежним упорством. На помощь одному пальцу приходит другой, потом еще, тремя пальцам уже довольно тесно в тебе. Я опять улыбаюсь, видя, как гнев моментально сменяется удивлением и наслаждением. Твои зрачки расширяются, я двигаю рукой все быстрее, вонзая пальцы все глубже. Я понимаю, что тебе больно, но сейчас хочется слиться с тобой, проникнуть в тебя как можно глубоко, стать единым целым, и я продолжаю буквально вбивать в тебя свою руку, я даже немного развожу пальцы, чтобы ты чувствовала натяжение собственной плоти, как что-то пытается как будто разорвать тебя. Я вкладываю почти всю свою силу в это движение, ты движешься навстречу, но иногда отстраняешься слишком жестоко я себя веду. Так не может долго продолжаться, даже меня это сводит с ума, контроль потерян, я вталкиваю руку как только могу быстро, мне остро нужно твое наслаждения, я жду стона...

Неожиданно для самого себя я прижимаюсь к твоим губам и захватываю нижнюю губу зубами, они неумолимо сжимаются... В тебе бушуют два чувства: чувство приближающегося наслаждения, которое захватит всю тебя, будто разорвется между ног, и чувство безысходности перед болью, которую ты вынуждена от меня терпеть. Я сжимаю зубы все сильнее, силы на пределе, рука вся в твоем соке...

Все происходит мгновенно, зубы сжались до предела, и только что я видел твое искаженное болью лицо: глаза зажмурены, брови приподняты, ты словно кричишь: "Хватит!!! Перестань!!! Я больше не выдержу...".

Из фантазии меня вырывает легкий стон, твой стон. И вот все изменилось: рука кружит в тебе все медленней, ты будто раскрываешься навстречу мне. Я прекратил терзать тебя всего секунду назад, и вот ты уже просветлела, в глазах свет и слезы, и, как мне кажется, выражение благодарности. По инерции ты все еще насаживаешься на мою руку, но эти движения затихают, и мы стоим, обнявшись, и во всем мире мы сейчас одни..

24.01.2020

реакция и сюрприз

Первый круг рая Началась эта история донельзя обыденно приказ на инвентаризацию очередного объекта и список комиссии с моим участием . Стоит отметить , что я заведую экономикой социальной сферы крупненького Питерского предприятия , и как молодого (тридцати двух лет) специалиста меня постоянно посылают на наши объекты , а я собственно и не имею ничего против , так как соц.объект за городом это не только работа, но и лес, озеро, баня , можно сказать все блага в одном флаконе. Одним словом отправились мы на пять деньков за город совмещать приятное с полезным. Выехали , как водиться, часов в 9 и к обеду были уже на месте. Потом, сами понимаете, обед, размещение и общение. К слову сказать, пообщаться с экономистом и бухгалтером не удалось т.к. они новенькие (из за их смены собственно и весь сыр бор) и в городе на оформлении , будут вечером или следующим утром. Ну и славненько, работа стоит природа зовет. Когда работаешь не первый день всех знаешь и все знают тебя, так что по проторенной дорожке к начальнику, слово за слово образовалась перспектива вечерней бани, правда без компании, ну да и ладно, потом наверстаю. Иду обратно в корпус распаковываться, по пути открываю баньку, включаю сауну, запускаю воду в бассейн, кладу распариваться венички. Хорошей баньке надо дать настояться, а самому к ней подготовиться, иду в поселок за подготовкой, а если повезет и за компанией. М-да, с подготовкой повезло существенно больше чем с компанией, хотя проглянули перспективы, плохо что не сиюминутные, зато вполне реально , за оставшиеся пять дней, охватываемые. Ладненько, тащу подготовку обратно, заодно морально подготавливая себя к одинокому пару, и вслушиваюсь в свой организм , чего ему еще хочется. Хотелось явно больше чем имелось, но я подкупил его эвкалиптовым паром и тремя бутылками пива, на чем и нашли консенсус. Вваливаюсь я в уже готовенькую баньку (больше двух часов шлялся) раскладываю подготовку под лавку. Стою пусто, гулко, достигнутый с таким трудом консенсус начал давать трещины, и пока он совсем не развалился , все с себя скидываю (а как иначе то ?) и почти в припрыжку несусь в сауну.

Теперь представьте себе ситуевину, вскакиваю в сауну , привычным жестом брызгаю на горячие камни эвкалиптом (душок идет сразу доложу я вам обалденный, кто не пробовал, считайте и не парился по настоящему) и перебирая четырьмя костями ползу на верхнюю полку, в надежде растянуться и понежиться. Добравшись до верха соображаю, что место собственно занято, причем девичьим телом , от которого сразу бросило в пот, как будто уже час как парюсь. Вишу над ним, в позе собаки застрявшей на лестнице, носом чуть ли не упираясь в лобок чудной консистенции, весь в меленьких капельках пота и завившихся мелким бесом кудряшках, и жду реакции. Никакой, будто бы меня и не заметили, желание смачно лизнуть чудо перед носом пересилило, ждемс реакции далее.

Эвкалипт , это прекрасно приоткрыв глаз сказала Реакция Следующим номером программы будут свежераспаренные веники, вымоченные в хвое пытаюсь я развить тему, мысленно совершая уже четвертый или пятый подход к этому шикарному телу.

Жду с нетерпением говорит Реакция , поворачиваясь на живот.

Сами понимаете, слегка ошалев, я как горная лань ссыпаюсь вниз и вылавливаю из таза заранее подготовленный веник, стряхиваю его на горячие камни, для добавки пара и хвойных ароматов и забравшись обратно утверждаюсь над ожидающим телом. Мысленные подходы уже перевалили за второй десяток и уверенно шли к третьему, обрастая по пути ооочень пикантными подробностями.

Парить, это не процесс, это ритуал , а когда на алтаре такое тело, это уже священнодействие.

Разогрев, кругами над головой, веник я обрушиваю его на жертвоприношение, которое начинает тихо но очень смачно постанывать. Мысленный счетчик подходов просто сорвался и стал раскручиваться со страшной скоростью. Реакция приподнимает попу , образуя маленький арочный мостик, по которому я и прохожусь веничком со всей тщательностью, ведя следом за ним рукой, что в принципе необязательно, но так устойчивее и главное приятнее. Под рукой скользит нежная, горячая кожа, в ложбинках пальцев собирается влага, отдаваемая ее телом. Рука достигает вершины мостика, и дальше три дороги, вниз к центру жизни, направо и налево по стройным ногам. Сбесившийся, уж не знаю на какой сотне , мысленный счетчик, требует вниз, сладкая истома предлагает не торопить события, процесс и без того приятный. Игнорирую бешеный счетчик и иду по внутренней стороне бедра. Ба, да тут у нас сильно развитая эрогенная зона! Реакция аж затряслась мелко мелко, сильнее оттопырив попу и разведя ноги. Так намотали на ус, идем дальше. Кажется, нога никогда не кончиться , просто здорово! Вот и стопы с поджатыми пальчиками, а мы по ним веничком, и обратно , по другой ноге. Ближе к бедру , ощущаю в себе сильную тряску, наверно счетчик уже сошел с катушек и потерял баланс, посему соглашаюсь с ним , и заканчиваю путешествие в промежности, на отчетливо выставленных губках. Кайф! Реакцию как током стукнуло, и она обильно потекла. Пальцы стали влажные и чуть липковатые, нежно веду их выше, через перемычку на запасной вход. Еще один удар током, похоже возбудимость у Реакции будьте нате! С огромным трудом отрываюсь от созерцания (веником я уже не махал) и смотрю на Реакцию, она из под руки смотрит на меня. Классическая немая сцена.

Будьте любезны пузико, сударыня говорю я, для соблюдения приемственности.

Всенепременнейше подыгрывает она, переворачиваясь на спину.

Вид шикарный, наслаждаюсь им пока разогреваю веник над головой. Только теперь присматриваюсь внимательно к Реакции, ей лет 28 , она прекрасна и знает об этом. Она смотрит мне в глаза, ничего не скрывая, я тихо кайфую , снизу поднимается очередная волна , уже почти непреодолимого вожделения.

Веник описал последний круг над головой и обрушился на ложбинку между двух , почти идеальных холмов с земляничинами на вершинах, которые слегка вздрогнули от такого землетрясения. Стоит заметить , вздрогнули не только они но и мое мужское естество, которое наперекор высокой температуре и пару стало потихоньку выходить на боевые позиции .

Реакция откинула голову назад и прогнулась в спине, я продолжил путешествие. Да уж, крепкие, даже в парилке, груди под рукой это особое ощущение, на нем стоило задержаться, Блин, и ведь совсем неплохо задержался! Естество уже полностью заняло боевые позиции и разослало приказ «Ни шагу назад» . И я пошел вперед, точнее вперед и вниз, по рельефному животу (качается она что ли ?) рука соскальзывает на лобок , плавными круговыми движениями сметая налипшие от веника листочки. Похоже в кайф нам обоим, это обнаруживают влажные и чуть вспухшие губы ее влагалища, слегка раскрывшиеся и выпустившие на свободу ее бутончик, пока маленький, но я это быстро исправлю. Нет, попозже, не стоит мешать один кайф с другим, если есть время и возможность. Похоже Реакция выдала мне карт-бланш, раздвинув шире ноги и полностью расслабившись. Хотя в таком паре, да еще помахивая веником, я и сам уже еле на ногах стоял, крепко и однозначно у меня стояло только одно, мое штурмовое орудие. Закончив с ногами я прикинул ее вес и свои возможности, хоть природа и не обделила габаритами (180/90) но разморенному, снести вниз по полкам скользкую девушку на руках довольно рискованно. Ну и черт с ним , риском! Подхватываю Реакцию на руки, мысленно накидывая килограмм пять к своим расчетам, и прыгаю вниз, молясь о крепости полок, все ж общий вес сотни за полторы да еще прыжок, но проносит, даже помогает! Реакция дернувшись от нестандартности процедуры прижимается ко мне всем телом. Моим членом пожалуй уже запросто можно пробивать броню легких танков. Все в клубах пара вываливаемся в душевую, она как то по особому пристально на меня смотрит, я укладываю свой драгоценный груз на большой, покрытый простыню, стол в душевой.

Пока тело разогрето, стоит его помять обосновываю я свой выбор, этот стол собственно и используют для массажных целей.

Очень даже стоит подтверждает она мои самые радостные надежды сегодня у меня был тяжелый день.

Конец, всему делу венец разрождаюсь я пословицей, дивясь на ее двусмысленность в данной ситуевинеНю Ню она переворачивается на живот.

Начинаю с плеч, даже зная только основы массажа, каждый знает какой это кайф, когда разминают шею и плечи. Реакция томно и протяжно вздыхает, добавляя звона в мои яйца. Спина, округлости попы, бедра, ноги, непрекращающийся тихий стон Реакции, волны истомы гуляющие по моему телу, Вечный кайф. Закончив со ступнями слегка выворачиваю их и Реакция, правильно меня поняв, переворачивается на спину. Иду снизу вверх. Дойдя к шее я уже был готов кончать, состояние непередаваемое. Между ног Реакции, на простыне, уже образовалось приличное мокрое пятно, и она таки меня добила. Стоило моему звенящему члену попасть в ее зону досягаемости, она плавно, одним движением, вобрала его наполовину в свой ротик. За то что я удержался от сразу кончить, мне надо было бы медаль «за мужество». Красавица явно играла, довольно большой член неторопливо перекатывался в маленьком ротике, язык исследовал его извилины, а я вынужден был забросать оглушающими гранатами позиции моего воображения и представлять во всех подробностях как мне надо перепаять микросхемы на моей очередной неработающей домашней поделке, но как говорят «держаться больше нету сил» умелый ротик и бурная раскрутка взорвали меня изнутри. Сперма отстреляла короткими очередями в этот уютный ротик, скрутив меня в бараний рог. Реакция открыла глаза, глотнула, облизнулась, слизывая выступившие в уголках рта капли спермы, и глотнула еще. Я почти упал на стол, и стал нежно целовать ее в мокрые губы, снова закрытые глаза, перешел на шею и начал свое путешествие вниз, крайне подробно останавливаясь на всех выпуклостях и впадинках. Рассказ об этом путешествии достоин отдельной повести, и я был вознагражден сторицей за свои старания. Реакция завелась вовсю. Перед тем как утвердить свой блуждающий язык на широко раскрытых губках влагалища я хорошенько прошелся по внутренней стороне бедер, после чего уже совсем несложно было довести Реакцию до кульминации.

Сколько мог я держал ее на предоргазменной полочке, просто не зная точно реакций партнера, сложно корректировать свои действия, видимо то ввинчивание языком в клитор с быстрым соскальзыванием между губок в само горячее и уже просто полное влаги лоно были слегка более бурными чем требовалось. Реакция мощно дернулась, ее подвывания перешли в долгий задушенный стон, и она начала бурно кончать в мой прижатый и жаждущий этого рот. Ко вкусу распаренного и хорошо смазанного женского тела добавился специфический горьковатый вкус, прилично заполнивший рот. А как у нее с повтором ? Прохожусь языком и мокрыми губами по возбужденной донельзя промежности.

С повтором похоже прекрасно! Значит сей час славно оторвемся ! И мы оторвались ! Хоть я и был готов к бою уже после первого раза, но мне, да и ей думаю, так понравилась это игра, что мы прошли еще пару ее оргазмов, когда я почувствовал, одно звуковое сопровождение чего стоило !

, что своим членом запросто могу пробивать броню уже тяжелого танка , причем навылет. Танка поблизости не было, зато было кое что во много раз лучше и желаннее. Подведя Реакцию к очередному оргазму я резко распрямился, одновременно подтягивая ее к краю стола, и бросил на штурм свое секретное оружие. И тут похоже плотина рухнула. Реакция кончала без перерыва, я проскочил первую и вторую скорости врубив сразу третью, благо кончив один раз далее было легче держаться. Слышно нас было, наверное, во всем поселке, но мир сузился до нас двоих и на остальное было наплевать. Видеть перед собой мечущуюся и кончающую женщину, слышать ее непрерывно, одно это может заставить обкончаться кого угодно. И тут краем глаза замечаю движение. Скашиваю глаза -зеркальные плитки стены отражают дверной проем в раздевалку и стоящую в нем девушку в купальнике. Не знаю такую, да и бог с ней, пусть смотрит, зрелище действительно достойное. Переключаюсь на четвертую скорость. Децибелы от нас как от реактивного самолета, и кстати по звучанию похоже. Матерь божья, девчонка в дверях прислоняется к косяку и залезает рукой в свои трусы. Ну знаете, такого долго выдерживать уже нельзя, тем более что Реакция уже не кричит а гортанно стонет. Интересно, как она предохраняется ? Выдергиваю из раскаленного влагалища дрожащий от нетерпения член, и даже не успев подумать всаживаю его в маленькую, насквозь мокрую дырочку ниже. Анус принял член с трудом, по округлившимся глазам Реакции и ее утробному возгласу (что то типа «Вау» на глубоком вдохе), понимаю что она была на треть девственницей. Но после ТАКОГО траха такие мелочи уже не сбивают волну экстаза. И эта волна нас накрыла буквально через пол минуты движений на форсаже. Кончали мы долго, чуть не сломав при этом стол, и затихли. Я полулежал на ней а она дрожала крупной дрожью с потряхиваниями. Сил оставалось только смотреть на нее, член сам потихоньку выползет из маленькой дырочки ануса. Вспомнив про девушку в дверях скосил глаза в зеркала. М-да, похоже у нас было не два а три крутых оргазма. Девушка в дверях сидела на полу бессильно прислонившись к косяку и разметав по полу полусогнутые ноги, ничуть, кстати замечаю, не хуже ножек Реакции. Реакция открыла глаза и очень нежно провела рукой по моим волосам, шеке, шее. Я нагнулся и стал целовать ее губы и глаза, отвечать у нее уже видимо не было сил. Она расслабилась вся (мой червячок видимо воспользовался случаем и покинул обжитую дырочку) уронив голову набок. Я перешел на ушко и шею, благо короткое каре не мешало этой процедуре.

Реакция как то странно хмыкнула и повернулась опять ко мне, в глазах прыгали бесянята (похоже заметила нашу гостью).

У меня есть для тебя сюрприз преодолевая хрипоту но очень спокойно сказала она.

Два и два сложить было несложно, посему я сказал глядя в глаза Реакции и не оглядываясь Заходи Сюрприз, чего уж теперь стесняться !

Да ! теперь уж точно нечего раздался от дверей приятный голос, может чуть низковатый для девушки ее сложения, хрипловатость можно списать на пикантность ситуации.

В глазах Реакции промелькнуло уважение, уж не знаю к кому, надеюсь к нам обоим. Мы с ней повернулись на голос Сюрприз поднялась с пола и двинулась к нам, поправляя упавшую лямку верха купальника и подтянув низ купальника, закрыв тем самым краешек выступавшего лобкового треугольника. Могла бы и не напрягаться, купальник типа два треугольника сверху два снизу и пара-тройка шнурков завязок все одно не мог закрыть возбужденное тело.

Преодолевая слабость отталкиваюсь от стола и выпрямляюсь. Реакция лежит разметавшись по столу со свешенными ногами, теперь она явно стала недвижимостью.

Сударыни, теплый бассейн, думаю, это то что нам надо сам я по крайней мере ощущал именно это (воду я действительно запустил теплой, люблю понежиться а не прыгать в бассейн как в прорубь)Реакция не подала признаков жизни, а Сюрприз изменила направление движения. Еще раз проведя инвентаризацию остатков сил, я подхватил Реакцию на руки и понес в бассейн. Сюрприз присела на корточки на краю бассейна помогая мне сгрузить в воду мою ценную недвижимость. Похоже подруги, подумал я глядя на нежную помощь оказываемую мне Сюрпризом в этой процедуре. Я пристроил Реакцию в уголок бассейна, тело в воде, руки на бортиках, и повернулся к Сюрпризу. Долг платежом красен, надо помочь устроиться и Сюрпризу. Прямо из воды подхватываю ее, сидящую на корточках на краешке бассейна и переношу рядышком с Реакцией. Если при этом я невзначай дернул бантики по бокам ее бедер и нижние ее треугольники остались на бордюре, то это мелочь, по крайней мере она внимания на это не обратила.

И вот стоим мы втроем в уголке, по грудь в воде и похоже все трое тихо тащимся. Вода плещется и снимает усталость, тело расслабляется и начинает мечтать. Воображение похоже отошло от оглушающего действия гранат и делает первые пробы в рисовании картинок. Покачиваюсь на воде, две руки, две птицы, им бы только порхать на девичьих телах , у них своя жизнь. Пару раз наткнувшись на остатки купальника Сюрприза двумя движениями снимаю и его, Сюрприз явно не против, вот и славненько. Реакция еще болезненно реагирует на прикосновения к промежности, зато Сюрприз явно благосклонна. Она откинула голову назад, на бордюр, и из воды показалась сладкая парочка.

Одна рука блуждает по плечам и груди Реакции , вторая по промежности и попочке Сюрприза , губы отведали сладкую парочку, действительно сладкую, может не такую большую как хотелось бы но ясно выраженную и крепенькую, почти девченочью. Тихо плещемся некоторое время таким макаром. Реакция подала признаки жизни, Сюрприз дышала уже тяжело и прерывисто, я смачно чмокал красота ! картина маслом можно сказать. Мы сбились в кучку потеснее . Я перенес основные ласки руками на влагалища, причем для Реакции рука была бы грубовата, и я ласкал ее промежность прогоняя туда сюда воду рукой. Мои девочки явно активизировались, но им, в четыре руки порхать по мне было проще, так что я пытался заменить количество качеством, лихорадочно вспоминая все известные мне приемы. Вскоре мы убродились друг по другу до состояния добротного стояния, после чего я с трудом отбросив мысль о трахе в воде (знал бы заранее, набросал бы в воду дезинфекторов, а так можно запросто погубить это тонкое женское чудо природы) оторвался от двух трепещущих тел и подхватив их направил к лесенке. Вылезали они уже сами, довольно резво, я их только поддерживал под попу не столько по необходимости, сколько сами знаете почему, наверное по этому же посчитал своим долгом лизнуть каждую от промежности до спины, когда их аппетитные попочки проплывали мимо меня вверх.

А теперь дамы, по пиву провозгласил я, мысленно поздравив себя с тем что бутылок три а не меньше.

Что ж загадочно улыбнулась Реакция Мороженное не едят залпом.

Мы все поняли друг друга. Как все таки приятно, когда тебя понимают и не мешают в экспериментах.

Кстати рекомендую массаж в его исполнении сказала Реакция повернувшись к Сюрпризу Весьма горячее блюдо Сюрприз слегка наклонив голову посмотрела на меня, если на меня так будут смотреть постоянно я наверное умру у массажного стола, понятное дело, тут без вопросов. А Сюрприз похоже весьма немногословна.

Боюсь, что для полной схемы у меня уже нет сил отвечаю я на немой вопрос Сюрприза Но сделаю все что смогу Думаю я могу скончаться и от четверти того, что я видела улыбнулась мне Сюрприз Интересно, скончаться это она в каком контексте ? подумалось мне.

Раз уж пошла такая кулинария продолжаю я попрошу главное блюдо на стол !

Точно, точно подхватывает Сюрприз, элегантно вспорхнув на стол с уже порядком измятой и мокрой простынью, и устраиваясь на нем на спине, слегка согнув и разведя ноги Блюдо уже подрумянилось и разогрелось.

Реакция оседает на скамейку у стены рядом с моей подготовкой. Гляжу на Сюрприз и думаю, да и черт с ними, с правилами массажа пошла импровизация.

Что ж делаю я задумчивый вид и гляжу на Реакцию -Думаю блюдо надо приправить пивной подливкой.

В глазах Реакции понимание, она сканирует припасы и выуживает из них пивной бутылек, протягивая ее мне, подхватываю его на пути к столу.

Блюдо относиться к этому положительно и с пониманием Сюрприз томно закрывает глаза и закидывает руки за голову.

Для хороших манер надо бы открывалку, но отвлекаться от начинавшейся волны уже не хотелось, край стола сыграл свою роль, пиво запенилось и пошло через край. Глотнув по пути, поливаю вздрагивающее тело Сюрприза. По всему телу пузыриться белая пена, пиво затекает в уголки и ложбинки, сливается с боков и течет по возбужденному влагалищу натюрморт достойный пера художника ! Сюрприз ярко выражено тащиться . Боевые подразделения моего организма попрыгали по своим местам и доложили о готовности, причем не только мне, Сюрприз скосила глаза и улыбнувшись потянулась пообщаться с моим стоящим по тревоге войском. Со стороны Реакции пришел характерный звук открываемого пива.

За регенерацию провозгласила Реакция приподняв бутылку.

Я ответил ей таким же салютом почти пустой бутылкой. Сюрприз ответить уже не могла, в связи с крайней занятостью рта. Чтоб я так жил ! подумалось мне допивая пиво и одновременно борясь с желанием оттрахать ротик, безраздельно и требовательно разбирающийся с моим членом.

Ну уж дудки ! умирать так с музыкой. Нагибаюсь над Сюрпризом, при этом член уходит из под ее опеки, а жаль, черт возьми, но ведь пиво стынет ! Собираю губами и языком страстно пузырящуюся глазурь с тела, которое уже истомилось. Сюрприз заводиться тяжелее, но мне от этого, как не странно, только легче. С таким типажом я больше знаком, не подумайте дорогие дамы плохо, но таких большинство. Скорее Реакция есть исключение из правил, которые подтверждает Сюрприз.

Я уже утвердился на лепестках страсти Сюрприза, когда почувствовал, как под ноги уперся стул. ДА ! Реакция просто прелесть, пожалуй она достойна кой чего еще, даже если я буду совсем без сил. Ну с! Приступим ! И понеслась душа в рай, и в прямом и в переносном смыслах. Языку уже было тяжеловато, я помогал ему носом, руками нащупывая по телу другие зоны страсти. Сюрприз завелась окончательно когда я стал буравить языком дырочку ануса, весьма кстати подготовленного, и одновременно обрабатывать вагину носом. Руки были очень заняты попой и ногами, жалко что руки только две.

Под столом явно наметилось движение, судя по тому, что мой зовущий стойкий солдатик таки докричался и был затянут в жадную темницу с частоколом зубов.

Но с ним там обращались очень неплохо, раздевали, облизывали, одевали, и по новой раздевали … не торопясь, с чувством толком и расстановкой. Сопение, причмокивание, приглушенное постанывание и все это плавно набирает амплитуду. Ну чем не сказка для взрослых со счастливым концом ? он кстати от счастья даже подергиваться стал и мне по новой пришлось забрасывать окопы своего воображения глушилками и анестетиками, на этот раз более успешно. Сюрприз разошлась не на шутку, я отвлекся на подстольные движения и пропустил момент, когда мне стоило притормозить, теперь дорога для Сюрприза могла быть только вверх. Я развел ее губки пальцами и накинулся на доверчиво высунувшийся бутончик, тот послал сигнал SOS хозяйке и ее затрясло. Схлопнувшиеся ноги могли бы запросто отправить в нокаут, не будь я в состоянии непрекращающейся эйфории. На язык попало несколько капелек, я начал втирать их обратно, Сюрприз затрепетала и выгнулась, похоже пока это для нее перебор. Ее тело расслаблялось частями, ноги расслабились на моих плечах. Мое состояние было близко к критическому, мне нужен был малюсенький перекур, желательно с сигареткой и пивом , но боюсь шансов было мало. Положил руки на плечи Реакции, и потянул ее из под стола. Она выскользнула в щель между мной и столом, покрывая легкими поцелуями мое мокрое от пота тело.

Встань коленями на стол, над ней, спиной ко мне прошептал я склонившись к ушку Реакции Ну ты Монстр ! так же тихо прошептала она мне вставая и разворачиваясь.

Слегка подправляемая мной Реакция переплелась с Сюрпризом, заслужив ее тихий стон. Сюрприз закинула руки на шею Реакции и переплела ноги на ее спине. Передо мной предстала редкая и запоминающаяся картина . На одной вертикали четыре призывно раскрытые дырочки, блестящие и изнывающие от всего, что мы с ними выделывали. Давая передохнуть Сюрпризу я приник к Реакции, которая потекла сразу и обильно. Похоже так мы быстренько раскочегаримся все трое, что может быть и к лучшему, поза на столе для девчонок не самая удачная, да и стол жестковат. Зато мне так полный улет.

Я заныривал в глубины Реакции, опускался ниже на Сюрприз и поднимался обратно к Реакции. Руки шарят по «бутерброду для эротомана» на столе Стол уже ходил ходуном, мне даже подумалось, что надо будет его вписать в ведомость на списание ночи он явно не переживет, да представьте, об этом, сосредоточься я на том что делаю, уже б раз пять обкончался. Но в конце концов я то же не железный ! Реакция зашлась в оргазме щедро поливая меня и вагину Сюрприза, Сюрприз практически не отставала, чуть чуть не дотягивая до кульминации. Я вскочил и довольно грубо воткнулся в Сюрприза, хотя в нашем состоянии за грубость уже фолы не дают. Вагинка Сюрприза узенькая, мокрая и горячая приняла меня с протяжным чавканьем. Начинаю набирать обороты. При переходе с первой на вторую передачи Сюрприз выгибается луком, подбрасывая Реакцию и сдергивая свою пещерку с моего копья, жалко только, что она такая же молчунья, в этом процессе, как и я, но и ее хриплые стоны были вполне достойной наградой. Тут же переключаюсь на Реакцию, хотя ее и без меня уже во всю пробрало, буквально десяток мощных толчков в пульсирующем и хлюпающем влагалище отполировали картину. Стол пока держался но всеми средствами давал понять, что это не на долго. Теперь надо не дать остыть моим красавицам, и я самозабвенно занялся ротацией. Дальше как у классиков «все смешалось в доме Обломовых», от ротации в две пещерки, я перешел к ротации в четыре пещерки. Весь мой бутерброд был обильно полит нашими соками и потом, наши постанывания сделали бы всемирную славу озвучке любого фильма. Крыша съехала окончательно и бесповоротно и я понял что кончаю уже непосредственно в самом процессе, благо, что в самой нижней пещерке (а к этому времени дырочки именно так и выглядели) Сюрприза. Выдернув свой яростно отстреливающийся член из жаркого котла, я излил остатки на спину Реакции.

Последний патрон был расстрелян и над полем брани повисла тишина. Сил не было даже на стоны, причем похоже у всех. Сюрприз бессильно уронила ноги и руки. Реакция поднялась на вытянутые руки над Сюрпризом, выгнувшись в спине, голова ее бессильно свешивалась на грудь, сперма потекла со спины по ложбинке попы, заполняя еще не закрывшийся анус, стекая по влагалищу и капая на промежность Сюрприза, где продолжала свой путь уже в обратном порядке. Из под меня будто выдернули ноги и я рухнул на стул сзади. Картинка передо мной останется со мной на всю жизнь, и точно будет скрашивать старость, какой бы она не была. Реакция похоже так же исчерпала резервы и, прогнувшись еще раз, рухнула на Сюрприз. Ее вновь мелко затрясло. Сюрприз не подавала признаков жизни. Собрав остатки сил встаю и приобнимаю свой бутерброд сверху. Так и стоим, отходим. Стол узковат для двоих а тем более троих рядом лежащих, а на более длительное изменение дислокации пока нет сил и желания. Мимо проходит вечность.

Дорогие мои нарушаю я священную тишину Ваш загнанный Россинант просит о перекуре с пересыпом.

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли ? похоже мы с Реакцией смотрели одинаковые фильмы подумалось мнеДа и собственно помыться таки надо не совсем в тему произносит частично ожившая Сюрприз.

Тогда план такой подвожу я итог Расплетаемся, отлеживаемся на лавке, потом моемся.

Принято единогласно хмыкнула Реакция, начиная процесс высвобождения, с моей всесторонней помощью.

Утвердив Реакцию на ногах, легонько шлепаю ее по попке, для придачи ускорения в нужном направлении, и занимаюсь Сюрпризом. Сюрприз поднимать уже легко, хоть она практически не помогает, по ее лицу блуждает задумчивая улыбка чему то одной ей известному. Так, поддерживая Сюрприз, а может опираясь на нее, перебираемся на лавку, где уже лежит Реакция, закинув руки за голову. Сажусь в ее изголовье, и с другой стороны укладываю Сюрприз, кладу ее голову на свои колени, Реакция подтягивается к нам и укладывает голову рядышком с Сюрпризом, я откидываюсь на стену и вытягиваю ноги. ВСЕ, три трупа на Плющихе. Состояния не стояния, не сидения и пожалуй не шевеления. Но где то там , под нами, пиво и сигареты.

Проверьте под кем припасы говорю я через некоторое время в потолок.

Девчонки, судя по звукам, зашарили под лавкой руками, вставать видимо и у них не было желания.

Подо мной заявила Сюрприз, доставая подряд то, что нашупывала .

Засунув ненужное за спину я таки оказался обладателем бутылки, пачки и зажигалки. Сигарету в зубы, зажигалкой открываю пиво, запаливаю сигаретуСигарета пошла по кругу, бутылка последовала за ней. Мы просто лежали и молчали, видимо каждый о своем, а может об одном и том же. Время шло, наверное было уже часам к десяти.

Силы возвращались постепенно, а с ними приходило несравненное удовлетворение. Наверное что то подобное испытывает художник , написавший с любовью картину, которую с благодарностью и восхищением приняла публика. Девчонки так же зашевелились.

Пожалуй на подходе третья часть Марлезонского балета провозгласил я, прикидывая как выбраться из столь милого заточения.

Девчонки поднялись сами, решив тем самым мою проблему, и синхронно потянулись. Потягивающаяся, хорошо оттраханная, девушка до боли напоминает мне только проснувшегося ханорика (живет у меня такой зверек смесь хорька и норки). Кто таковых не знает, может представить себе горностая, та же грация и гибкость. Итак, двинулись к душевым. Девчонки разбежались к своим пакетам, за причиндалами, я запустил воду в одной кабинке и встал под поток. Упругие струи возвращали телу упругость и силу, а с ними возвращалась и крыша, из каких то неведомых далей. Подошли девчонки, о чем то перешептываясь. В руках поролоновые губки и бутылки шампуня, похоже из одной партии, а вот конструктор этих бутылок явно был сексуальным маньяком. Вы, думаю встречались с такими бутылками высокая круглая бутылка со сглаженными ребрами и шарообразной крышкой ничего не напоминает ? Вот вот, мое воображение, полу оглохшее и парализованное, услужливо нарисовало мне очень пикантную картинку с участием двух девушек, двух таких бутылочек и меня болезного. Центр, отвечающий за резервы организма, наложил категорическое вето на сий образ. Девчонки вручили мне свою ношу и нырнули в струи душа, благо кабинки не маленькие, а конус вылетающей воды широкий.

Справедливо решив, что за перерасход шампуня я не буду расстрелян, обильно выливаю его на губки, и тискаю их как эспандер, белая пена капает с рук на частую деревянную решетку душевой. Девчонки резвятся вовсю, вот уж у кого все в порядке с регенерацией. Подлавливаю выскочившую из воды Сюрприза и начинаю напенивать ее двумя губками с двух сторон, намыленное тело скользит под руками, возвращая смысл жизни и подтачивая ранее наложенное вето. Сюрприз подняла руки над головой и посмеиваясь стала поворачиваться по кругу, я только вращал губками, опуская их к ступням и поднимая к шее.

Как Афродита из пены, из струй вышла Реакция, и я переключился на нее, и мы повторили предыдущий прием с намыливанием. Сюрприз пока намыливала волосы, волосами Реакции я занялся сам. Потом мы все занырнули под душ, активно отфыркиваясь и посмеиваясь. Видимо идея замылить меня пришла им одновременно, по крайней мере они не сговариваясь вытолкнули меня из воды и вышли сами, вооруженные губками и шампунем. Похоже, вето на картинку было таки преодолено моей нижней палатой, начавшей подавать недвусмысленные признаки жизни, и во исполнение плана, я отобрал у них обе бутылочки, сполоснув их под душем.

Реакция, надраивающая меня спереди, посмотрела на мня, потом на бутылочки, потом опять на меня, но уже многозначительно и приподняв бровь произнеслаОднако ! телепатка она что ли, вновь подумалось мне , по крайней мере достойное подтверждение фразы Пушкина «О сколько нам открытий чудных / готовит просвещенья дух / и опыт …»Я был уже весь в пене, когда начал воплощать свой коварный план. Плавно опустился на решетку, девчонки последовали за мной, самозабвенно отдаваясь задаче содрать с меня шкурку. Тогда я просто плюнул на неудобства решетки и улегся на нее спиной, аккурат между Реакцией и Сюрпризом. Девчонки опустились на колени по обе стороны, Сюрприз занялась моими ногами, видимо не подозревая о моем плане и повернувшись ко мне спиной. Реакция, с улыбкой наблюдавшая мои маневры хмыкнула, и мазнув меня по носу губкой, развернулась ко мне своей аппетитной попочкой, и снова прогнулась в спине. Всю эту сцену посыпали мелкие брызги воды от душа.

Ну что ж бутылочки, ваш выход ! Одной я слегка шлепнул по попе Реакцию, за чрезмерную догадливость. Она кокетливо взвизгнула, если такое можно представить, и после этого я повел круглой крышкой вниз, по ложбинке попы к центральным воротам, открытые створки которых настойчиво приглашали, истекая и изнывая, коих и достиг без приключений, благо с моего места вид открывался на все очень подробный. Сюрприз уже поняла куда дует ветер, и подалась попой ко мне поближе, за что получила заслуженную награду в виде аналогичной, круглой крышечки у входа в призывно раскрытое влагалище.

А теперь дамы, разводим пошире ножки и опускаем попы к полу озвучил я план дальнейших действий, плавно поводя круглыми крышечками в призывно раскрытых влагалищах.

План был явно воспринят с энтузиазмом. Мои девчоночки развели пошире ноги и их попы плавно пошли вниз, донышки бутылок уперлись в решетку, влагалища поглотили крышечки и сомкнулись за ними испустив удовлетворенное чмоканье. Реакция продолжила движение вниз, забрав в себя бутылочку почти до самого пола. Сюрприз опускалась с остановками, и вобрала в себя около двух третьих. Пауза, я придерживаю донышки бутылок, прижимая их к решетке. Красавицы понимают, что это их сольный выход, и начинают двигаться, каждая в своем темпе. Я с жадностью ловлю ритм. У Реакции он рваный, несколько быстрых качков и пауза в высшей точке. У Сюрприза он плавный с разными по глубине качками. Ну и чудненько, ритм взят, теперь главное не вращать бутылочки против часовой стрелки, по понятным надеюсь причинам, связанным с резьбой. Для усугубления кайфа, я выставил вверх по указательному пальцу, на которые и наткнулись анусы моих солисток, породив довольное урчание и увеличение скорости и глубины качков. Пара наших предыдущих заходов оставили след на возбудимости, завелись мы мгновенно и все трое. Я подхватил руками, столь мило мелькающие попочки и повел их дальше и вперед, Обе красавицы наклонились к моему воспрявшему члену и не сговариваясь взяли его в оборот, а я продолжил за них операцию с бутылочками, по началу пытаясь придерживаться их ритмов, но довольно скоро стало уже не до этого. А еще через чуть-чуть мои хорошие разразились оргазмами, а я ускорился в темпе, чтоб не дать им остынуть. Мой молодец был забыт и заброшен. Реакция отключилась от него сразу, Сюрприз еще немного попыталась, но скоро так же впала в стенания и повизгивания. Негоже молодцу, да без дела шататься ! Плавно, не прерывая процесса, занимаю коленную позу и смещаюсь за Сюрприз, она прогибается сильнее и выставляет задок, его остается только лизнуть и занять своим молодцем. Теснотища там была жуткая. Сюрприз взревела, по другому это и не назвать, но менять расклад было уже поздно. Бутылочкой работать я уже не мог, зато сам вжарил по самые яйца, забив бутылочку в Сюрприз по самое донышко. Не могу сказать какого было Сюрпризу, буквально разорванному в обе дырочки, в тот момент мне было не до этого, но забилась она в моих руках как рыба на воздухе, тем не менее она яростно набросилась рукой на свою промежность теребя ее и растирая, задевая при этом мои яйца. Я упустил и вторую бутылочку, которой сразу завладела Реакция, и перевалившись на бок, чтоб пожирать глазами нашу сцену, проявила прыть, явно указывающую на близкое знакомство с вибраторами, присоединив к нашему дуэту и свой голос.

Я пожалуй теперь мог продержаться прилично, но Сюрприз сдалась. После очередного оргазма, она рухнула вперед растянувшись во весь рост и только чуть сжимала и разжимала руки. Так ! Наши ряды поредели. Перекатываюсь на спину под бок Реакции, она с закрытыми глазами самозабвенно вгоняет в себя бутылочку, все тело, мокрое от воды пота и вожделения как струна, кажется тронь и зазвучит, похоже мир для нее уже не существует. Я тронул, она зазвучала. Буквально запрыгнула на меня, прижалась всем телом и накрыла рот поцелуем.

Ее рука пыталась завести член в свою свободную дырочку, но шансов было мало, это я понимал четко.

Вынь бутылочку и садись на меня сверху, ко мне спиной посоветовал я ей когда она склонилась ко мне снова потом, если захочешь, вставишь бутылочку снова.

Предлагать дважды не потребовалось. Реакция моментом оседлала мой торчащий кол, причем рухнула на него так, что я испугался разорвать ее попу. Но это было только начало. Наездница взяла бешенный темп, и через стенку кишки я почувствовал, что уже не один, во влагалище двигалась в противофазе бутылочка, иногда задевая мои яйца и добавляя специфичных ощущений.

Главной в этой скачке была Реакция, и она остановилась на первом оргазме, впала в ступор. Ну уж дудки ! Заваливаю ее на себя, подхватываю под бедра и продолжаю бешенную скачку. Ее рука на лобке, когда у нее бывают силы она вздрачивает свой клитор и опять впадает в ступор. Звуки от нас в основном хлюпающие и стонущие, на крик не хватает воздуха, по мне не переставая текут обжигающе горячие соки Реакции. Я никак не могу кончить, хотя уже явно превысил лимит ее выносливости. Пожалуй стоит остановиться. Плавно выхожу из нее, она скатывается набок, рядом со мной, глаза закрыты и, по моему, чуток прикушена губа. Перекладываю Реакцию к Сюрпризу. Сюрприз смотрит на нас осоловелыми глазами, наклоняюсь и целую ее в эти глазки. И будто бы это и поставило точку в нашем третьем подходе.

Я снимаю душ, предварительно сполоснувшись сам, и , уменьшив напор воды, слабой струйкой охлаждаю и обмываю две промежности, столь много вынесшие сегодня, ради наших билетов на небеса. Попутно достаю оттуда бутылочки , Сюрприз дернулась несколько раз и затихла, Реакция просто отвела ногу. Обмытые промежности будто бы ждали поцелуя благодарности, и конечно же они его получили, как и оба рта, с сухими и горячими губами. Мой стояк не проходил, может только это еще и давало мне способность к движению. Я сходил за сигаретами, мы уселись, как индейцы у костра, там же, вокруг душа. Каждый взял сигарету, мы закурили, молча. Вообще, надо бы заметить, немногословный получился вечер, коли конечно не считать за слова звуки в спектре от воя до хрипа, но я бы его точно не променял ни на какую другую развлекуху.

Вечер отдал нам все, на что был способен, а мы отдали это друг другу. Стояк начал проходить.

Стоя под душем все втроем мы договорились встретиться завтра вечером у Главного входа в семь, а там видно будет.

Девчонки подмылись, вяло оделись, собрались и пошли на выход. На мое ненастойчивое предложение проводить только махнули рукой, отлеживайся мол.

Прибираться в бане не было желания, просто открыл слив бассейна и вырубил общий рубильник . ВСЕ , теперь и правда ВСЕ. Темно, тихо, состояние как у эмбриона, да и мыслей столько же. Вышел под звездное небо, закрыл дверь.

Ключи начальник от меня теперь фиг, до моего отъезда, получит, но это уже так, мысли вслух.

Дорога до койки и Падение в нее уже не отразились в сознании , просто утром я проснулся в ней. Утро , это было ближе к 10, погода была прекрасная, настроение чудесное, воспоминания просто фантастические, в роли ужасной принцессы выступала только инвентаризация, да и то штука рутинная, и не такая уж и страшная. Привожу себя в цивильный вид, и нацепив зеркальные очки заруливаю к начальнику за подкреплением из пары старушек, для потрошения завхозов. Выходим от него, заходим в другой кабинет, начальник первый и представляет меня Девушки познакомьтесь с нашим куратором, ведущим экономистом … … . Я эдаким гусем вплываю в кабинет (ага, в помещении и в зеркальных очках , а то !) , начальник представляет их мне А это наши новые экономист … … и бухгалтер … …, они и будут вашим подкреплением, заодно и с хозяйством поближе познакомятся !

Да, картина маслом, у меня чуть очки с носа не выпали. Сидят за столами при полном параде Реакция и Сюрприз. Сюрприз оказалась экономистом , а Реакция бухгалтером, в жизни бы не подумал. Немая сцена, все улыбаються.

Нам Очень приятно изрекает Реакция Надеемся на плотное и глубокое сотрудничество.

Как все же богат язык нюансами, и сколь много можно сказать обычными , для непосвященного, фразами .

Мое воображение проснулось толчком и понеслось вскачь, рисуя перед внутренним взором длинные стеллажи складов с мягкими перинами, ряды спальных корпусов, кабинеты с широкими столами и множество аналогичных картинок , сдабривая все это жуткой порнографией. Что то зашевелилось в душе, а может быть и ниже. Я широко улыбнулся.

Значит наши взгляды на все вопросы полностью совпадают !

Опять же, совершенно стандартный ответ для непосвященного однако Сюрприз даже покраснела.

Еше я понял, что вряд ли доживу до конца инвентаризации. И как то неподумавши ляпнул начальнику, хотя говорил конечно не для него а просто в его сторону, фразу римских гладиаторов.

О Цезарь, идущие на смерть, приветствуют тебя !

Начальник истолковал ее по своему Работайте ! мы создадим для вас все условия !

Реакция ,было похоже по звуку, придавила в горле смешок и закашлялась. Видимо так же представила начальника «держащего свечку».

23.01.2020

джульетта

За пpошедший год мы с моей невестой не только освежили нашу сексуальную жизнь, но и пpиобpели более довеpительные и кpепкие отношения. Как? Очень пpосто! Мы пpигласили нашего общего дpуга pазделить с нами постель.

Это началось как-то ночью, когда мы все были очень пьяными после помолвки одного из наших дpузей. Ранее мы с Джульеттой pазговаpивали о любви втpоем. Алкоголь и вид наших юных и пpивлекательных дpузей снова оживил эту тему. Поскольку мы танцевали сильно пьяными, то наши тела пеpеплетались, а беседа становилась все более откpовенной. Hаконец Джульетта пpизналась, что всегда считала моего дpуга Андpея очень пpивлекательным.

У меня в мозгу возникла каpтина, как мы с Андpеем делаем из Джульетты бутеpбpод. Видение пpишлось мне по душе и я немедленно пpедложил пpигласить его к нам пеpеночевать. Она согласилась, и я пошел искать Андpея. Это было нетpудно. Дома мы сказали Андpею, что он может спать в большой комнате, а сами напpавились в спальню.

Когда Джульетта pазделась, я пошел делать наше "непpиличное пpедложение" Андpею. Я нашел его в ванной, где он пpинимал аспиpин. Мы немного поболтали о вечеpинке, а потом я пеpешел к делу. Я сказал, что довеpяю ему, впpочем, как и Джульетта. Затем спpосил, не хочет ли он зайти к нам в спальню, чтобы отведать чего-то новенького.

Какого типа? спpосил он.

Разделить со мной Джульетту.

Сначала он выглядел ошаpашено, но подумав немного, согласился. Готов поспоpить, что pешающим аpгументом была мысль о теле моей Джульетты ее деpзких, высоких гpудках и кpуглой пышной попке наpяду с дpугими пpелестями.

Я не выключал свет в спальне, чтобы ее вид еще сильнее pаззадоpил его. Это подействовало. Когда он закончил pаздеваться, у него был такой же кpепкий, как ножка от стула.

Джульетта едва сдеpживалась. Hе успел Андpей забpаться в постель, как она схватила его тоpчок и заглотнула его. Гpимаса удивления пpобежала по его лицу, и он ошалело обеpнулся на меня. Я улыбнулся, одобpяюще кивнул, и он успокоился.

Потом мы вместе ласкали Джульетту, целовали все ее тело. Она взгpомоздилась на Андpея, я напpавил его каменный член в жадно pаскpытую киску, а сам пpистpоился и вошел сзади. Пpоникая глубоко в задний пpоход, я чувствовал Андpея в ее влагалище. Так мы пpодолжали несколько часов, пока не выбились из сил.

Hа следующий день мы все были немного смущены и стаpались не вспоминать о событиях пpошедшей ночи. Hо с тех поp, однако, мы встpечались пpимеpно дважды в месяц. Однажды это даже пpоизошло в общежитии во вpемя вечеpинки, когда в соседней комнате толпились наши ничего не подозpевающие дpузья. И каждый pаз мы были немного менее пьяные. Раз от pаза мы получали все больше наслаждения, так как учились и узнавали дpуг дpуга.

Я хочу закончить описанием нашей последней встpечи. Мы пpигласили Андpея на выходные. Он должен был пpиехать в пятницу в семь вечеpа, и в шесть тpидцать Джульетта уже была в постели, лаская себя в пpедвкушении встpечи. Когда пpозвенел звонок, я встpетил гостя и пpоводил его в спальню нашей госпожи. Еще по пути мы pазделись и пpисоединились к ней в постели. Джульетта хоpошо понимала, что нужно Андpею. Она опpокинула его на спину и стала умело сосать его член, в то вpемя, как я пpистpоился сзади и лизал ее нежную киску. Она вся задpожала от вожделения и застонала, когда я медленно ввел в вагину своего молодца. Я был уже на гpани, когда Джульетта попpосила меня уступить место Андpею.

Он pазвел ноги и вошел. Пока Андpей pитмично двигался, Джульетта поддеpживала мою эpекцию, целуя и теpебя мой член. После того как Андpей кончил и вышел из нее, Джульетта оседлала меня. Когда она скакала на мне, Андpей спpосил, не хочет ли она попpобовать сpазу двоих, но Джульетта была слишком далеко, чтобы ответить что-либо вpазумительное. Андpей всунул палец ей в задний пpоход, и это стало последней каплей. Она кончила с гpомким кpиком, а секундой позже к ней пpисоединился и я.

Вы могли бы подумать, что этого достаточно, но после коpоткого отдыха мы начали снова на этот pаз с ее вибpатоpом. Джульетта впеpвые использовала его со мной. Она облизала мой член и стала водить вибpатоpом ввеpх и вниз по стволу. Потом то же было пpоделано с Андpеем. Он никогда не пpобовал вибpатоp pаньше, и это мгновенно пpивело его в pабочее состояние. Он сказал Джульетте, что хочет ее снова. Пока они тpахались, я манипулиpовал вибpатоpом вокpуг их общих киски и яиц так неpазpывно они слились. Они достигли оpгазма в pекоpдный сpок.

Тепеpь была моя очеpедь. Вид Андpея, тpахающего мою невесту, оживил мою эpекцию. Как только он отвалился, я занял командую высоту. Чувство мокpого, наполненного спеpмой влагалища было великолепно! Пока я накачивал влагалище моей будущей жены, у Андpея снова встал. Это pаззадоpило Джульетту, и она попpосила дать ей в pот эту кpасоту. Когда я тpахал Джульетту, она пыталась уговоpить меня попpобовать член Андpея, но я не смог заставить себя сделать это. Однако, когда Андpей кончил ей в pот, я поцеловал ее, и она поделилась со мной его спеpмой.

Тем вpеменем у Андpея снова стоял (я думаю, это был его pекоpд), и Джульетта попpосила меня потоpопиться, чтобы она могла пpинять его снова. Я застонал, пустил мощную стpую вглубь ее тела и пеpекатился на кpовать. Как только я освободил Джульетту, она оседлала Андpеева pекоpдиста. Пока она pитмично двигалась ввеpх-вниз по этому флагштоку, я по ее пpосьбе щекотал ей задний пpоход. Оба кончили очень быстpо, и мы заснули, обессиленные...

22.01.2020

про любовь

Сегодня особенный день. Да! Это случилось, я встретила Его.

А ведь, что произошло, я всего лишь посмотрела в Его глаза, кстати какие обворожительные глазки, но сейчас не об этом, а мне показалась, что в меня ударили все молнии в мире( а еще говорят “искра пробежала”, ничего себе “искорка”), да еще это странное ощущение в низу живота.

Да, наверное это и есть любовь с первого взгляда. Это просто прекрасно, мне хочется поделиться своим счастьем со всеми людьми на Земле (еще и останется, но в жизнь на других планетах я не верю). А я , еще не верила, что способна любить, а теперь не верю, что смогу жить без этого чувства. Кстати, а правда, вдруг я завтра увижу Его и ничего не почувствую и никогда в жизни больше не почувствую. Нет, этого не может быть, это было бы просто ужасно. Если бы можно было спрятать это чувство глубоко-глубоко в душу и не расставаться с ним никогда. Но это невозможно.

Ну все хватит, не хочу думать о грустном, лучше наслаждаться настоящим и не думать о будущем. А настоящее это Он, Он и еще раз Он. Ведь Он просто идеал мужчины, в Нем все прекрасно, правда я видела только то, что снаружи, но мы как будто соприкоснулись душами , это нельзя объяснить, это можно только почувствовать. Как будто все вокруг замерло, есть только Ты и Он и Вы одни в этом мире. Это было лишь мгновение, но я буду помнить его всю жизнь. Ведь счастье и состоит из таких вот мгновений. А я хочу быть счастлива и хочу, чтобы Он был счастлив и хочу быть счастлива с Ним

19.01.2020

сомневающийся

Она была девушкой моего хорошего друга, но пару недель назад они весьма мирно расстались. Честно говоря, Марина была немного не в моем вкусе: постоянно веселая, улыбчивая и легкая на подъем это, признаться, утомляло. У Мариши было приятное лицо, красивые длинные рыжие волосы и просто таки шикарная грудь. Последнее, наверное, и привлекало в ней более всего парней. Разговаривать, смотря ей в глаза, было довольно проблематично, ибо Марина, прекрасно осознавая свои прелести, выставляла их напоказ глубокими декольте и слишком откровенными купальниками (хотя кто знает, применимо ли здесь понятие "слишком"?)У нас на набережной есть большая коса. Будучи в ширину не более двух сотен метров, она уходила от берега на пару километров. В начале косы есть небольшой пляж, дальше места вообще безлюдные, туда изредка только рыбаки рано утром забредают. Там мы и договорились несколько дней назад погулять я, Марина и пару наших общих друзей. Я особого энтузиазма по этому поводу не испытывал, а пойти согласился так, за компанию. Минут за 40 до назначенного для встречи времени небо потемнело, нанесло тучи и подул душный ветер все выказывало признаки того, что вот-вот пойдет дождь. "Друзья" не задумываясь, позвонили по очереди и сказали, что в дождь они никуда не пойдут, а мне поручают пойти и сказать Марине о том, что прогулка откладывается. Было заявлено, что я ближе всех живу к месту встречи и что адрес Марина знает только мой, поэтому, когда ей надоест ждать, она мокрая придет именно ко мне. Последний аргумент сыграл решающую роль, ибо дома у меня были родители, и мне вовсе не хотелось их знакомить с Мариной.

На всякий случай, перед выходом, я все же позвонил Марине и услышал от ее Мамы, что она уже вышла. При чем ответила ее мама таким тоном, будто спрашивала "а ты разве не знаешь?!". Поэтому, проклиная обстоятельства, я поспешил ее заверить, что с Мариной будет все в порядке.

Марина, что крайне не свойственно для девушек, (коей, строго говоря, она уже два года как не являлась) пришла вовремя. Я ей вкратце объяснил ситуацию и предложил отвести домой. В ответ Марина так неподдельно расстроилась, что мне стало ее даже немного жаль. Видно было, что она старалась, одеваясь: длинная облегающая темно-синяя юбка, вязаная кофточка (было прохладно), застегивающаяся спереди, слегка подкрасилась. Сам не знаю зачем, но я согласился с ней пройтись до косы, а потом посадить на маршрутку.

Мы неторопливо шли, болтая о всяком разном. В основной говорила Марина, но я мало ее слушал. Строго говоря я понимал, что встречаться мы с Мариной не сможем: мне не нравилось ее вечно веселое настроение и она бы мне быстро надоела. Кроме того, я не хотел ссориться с другом, что было не обязательно, но вполне возможно. В тоже время, Марина меня жутко возбуждала меня с ума сводила ее объемная грудь, ее тело. Хотелось повались ее на травку и отыметь по полной программе. Так бы я и сомневался, наверное, дальше и, быть может, даже взял себя в руки, если бы Марина не обратилась ко мне с каким то вопросом и не посмотрела в глаза. О, какое желание я прочел в них! Она так и просила "выеби меня!", стало понятным, что все зависит от меня. Я не смог удержаться и взглянул на ее грудь, Марина понимающе улыбнулась.

Я что-то ответил ей не впопад, а когда подошли к косе, сделал вид, что просто не заметил, как мы пошли дальше. Марина естественно ничего не сказала и продолжала лепетать, усердно поддерживая беседу. Мы шли все дальше по косе, людей уже не было видно минут 10, были все основание полагать, что в радиусе экстазного крика никого нет. Марина не могла не понимать зачем мы идем, почему по тропинке среди высоких деревьев и кустов, а не по дороге, оставшейся в стороне. Но тем не менее она никакой инициативы не проявляла, шла так же весело болтая, весело перепрыгивала ветки и не отпускала мою руку. В последний раз я огляделся вокруг в надежде, что случайный спутник помешает мне совершить ошибку, но как назло никого не было. Теперь я больше не мог развернул Марину к себе, прижал к дереву впился в губы.

Марина как бы нехотя раскрыла ротик, впуская мой язык, положила руки на плечи, не то отталкивая, не от обнимая. Медлить я не хотел, мне было почти все равно я собирался либо получить то, что хочу, либо… "либо" быть не могло. Марина уже вовсю гладила мне спину, стараясь при этом поднять рубашку. О, как давно я хотел это сделать! Я стал мять ее груди, но кофта определенно мешала. Часть пуговиц полетела в траву, часть я все же расстегнул. Марина была в красивом белоснежном лифчике, но не него я собирался любоваться. Она помогла мне его расстегнуть, видимо чтоб его застежка не повторила участи пуговиц блузки. Ах, какие груди! Я с великим упоением принялся целовать одну и в тоже время мять другую. Марина закинула голову, давая мне натешиться всласть. Я играл с сосками, целовал и вылизывал их, брал грудь в рот, нежно покусывая ее зубками. Марина шумно дышала, были видно, что она возбуждается все больше и больше. Член стоял колом, ему явно было тесно. Я бесцеремонно поднял Марине юбку, она даже помогла мне, отстранившись слегка от дерева. В трусиках у нее был настоящий потом, я и не догадывался, что Марина настолько возбудилась. Она просто таки текла! Я ввел ей два пальца во влагалище, от чего Марина томно вздохнула и выгнулась, прижимаясь ко мне лобком. Хватило нескольких движений пальцами и она не выдержала вскрикнув, стала сжимать там мои пальцы, пару раз дернулась и обмякла.

Отдохнуть я ей не дал. Взял одной рукой ее ножку под колено, достал уже просто разрывающийся член и ввел во влагалище. Марина охнула и сильнее прижалась ко мне. Каждый толчок вырывал стон из ее груди, она тихонько вскрикивала, закусив губу, и почти висела на моих руках. Я закрыл ее рот своим и просунув язык, стал играть с ее язычком, не прекращая ритмично трахать ее щелку. Было немного неудобно ее поддерживать, инстинктивно я оглядывался вокруг и, при этом, доводил ее до третьего, если не сбился со счета оргазма. Все это мешало мне кончить, к тому же я начал немного уставать. Тогда я отпустил ее ногу и надавил на плечо, приглашая присесть. Марина послушно опустилась передо мной на колени и взяла уже близкий к извержению член в рот. Она старательно заглатывала его почти целиком, мяла яички и усердно дрочила рукой. Моей помощи не потребовалось, я положил руки ей на голову и слегка подталкивал на себя, когда хотелось, чтоб она заглотнула поглубже. Марина при этом сладко постанывала и ни на секунду не прекращала сосать член, играя язычком с головкой и имея своей целью единственно помочь мне поскорее кончить. Что и не замедли произойти.

Когда головка в очередной раз коснулась горла, из члена брызнуло. Я притянул Марину за затылок к члену, но она и так не собиралась убирать голову, готовая выпить все до конца. Струи били одна за одной, я продолжал делать поступательные движения, а Марина звучно глотать сперму, заполнявшую ее рот. Она все это время она продолжала гладить яйца и двигать ручкой по члену. Мариша так искусно сосала, что член и опасть не спел, как снова встал.

Я повернул ее к себе спиной, дав упереться в дерево, и задрал на спину сбившуюся юбку. Прелюдий не требовалось, Марина еще больше возбудилась когда сосала член и теперь призывно прогнула спинку и поставила ножку на невысокий пенек. Из влагалища просто текло, послышалось смачное хлюпанье в такт нашим движениям. Я наклонился, взяв ее груди в ладони и принялся драть как последнюю шлюшку. Через некоторое время Марина повернулась ко мне и тихо попросила:

Возьми меня в попку.

Я не большой любитель женский попок, но отказать девушке не мог. Приставив головку к анусу слегка надавил, Марина вскрикнула, но сама подалась мне навстречу. Два-три движения и член почти полностью входил и выходил их ее попки. Мне было видно, как Марина одной ручкой яростно теребит у себя вежду ног и ласкает клитор.

Дождавшись, когда она кончит я бросил свою куртку в траву и положил не нее Марину, которая послушно развела ножки и взяв в руку мой член направила его во влагалище. Я продолжал так трахать ее, целуя груди и любуясь ее искаженным от удовольствия личиком. Когда Марина в очередной раз кончила, я достал член, сел на нее и принялся тереть членом у нее в ложбинке между грудей. Марина обняла своими объемными грудями мой член и я стал снова ее трахать, получая от этого неимоверное удовольствие. Мариша целовала и посасывала головку каждый раз, когда она показывалась между грудей. Долго я сдерживать не мог и вскоре бурно кончил. Струи спермы заливали Марине лицо, стекали по подбородку. Когда она открыла ротик, несколько попало ей на язык и в горло. Я привстал и полностью вставил член Марине в рот, продолжая спускать.

Когда мы прощались на остановке, Марина негромко сказала:

Ты всегда можешь мне позвонить. Буду рада тебя слышать, -и она улыбнулась...

18.01.2020

дневник молодости

Решила вот, в очередной раз оставить в своем дневнике одно из самых замечательных воспоминаний молодости перечитаю, когда стукнет этак 40, посмеюсь, поплачу...

Через три дня снова лето. Снова опять решать, куда, как, да и вообще нафига, ехать отдыхать. Одна из самых чудесных романтических историй произошла со мной прошлым летом 99. Особенности подобных происшествий в том, что они всегда начинаются там, где их совсем не ждешь.

Не могу назвать себя красавицей, но что-то во мне все же есть (впрочем, как в любой женщине), что притягивает мужчин, особенно с видимой разницей в возрасте.

Тогда, в свои 21, мне дико захотелось от всех смыться, оторваться, спрятаться, в том числе и от сексуальных домогательств, от назойливых звонков, приглашений, захотелось полностью быть предоставленной самой себе, забыть обо всем на свете и расслабиться. Я решила поехать на две недели в Анапу "международный" !детский! курорт, само название которого предполагало, что там не должны бродить толпами хачи, да и вообще, любые представители противоположного пола.

Первый раз в жизни мой багаж выглядел по-человечески: всего одна сумка. Ну а че, мужчин-то не будет, самой придется тащить. Намечалась программа минимум пятеро невесомых коротеньких платьиц, две пары босоножек, пара купальников и крем для загара (помимо всякой дребедени).

Хотя, поначалу, мужчины продолжали осложнять мои планы, было даже впечатление, что все сговорились: один из друзей тоже собирался ехать отдыхать именно в Анапу, отказаться от совместной поездки было делом не из легких, и, сославшись на клаустрофобию в одном купе, (глупо, но зато результативно) я просто взяла его анапский адрес, что, собственно, ни к чему не обязывало. Потом, как только я зашла в свой поезд, как назло, в своем купе обнаружила однокурсника, но, слава Богу, с семьей. Впрочем, отказаться поехать "расслабляться" с ним оказалось довольно просто. (непросто было потом доказать однокурсникам, что у нас с ним ничего не было)По прибытии, как и ожидалось, подавляющее большинство обитателей Анапы оказались одинокими, оголтелыми мамашами, безумными глазами переводящие взгляды с редко возникающих особей мужеского полу на свое чадо и обратно. В общем тишина, спокойствие, всеобщее благоговение, одним словом рай.

Пансионат на берегу моря тоже оказался просто райским уголком завтрак, пляж, обед, пляж, ужин, пляж, "типа-дискотека", отбой. По какой-то демонической случайности оказалось, что именно в этом пансионате отдыхают исключительно питерцы, впрочем, это меня мало напрягало тогда. Первый день прошел просто офигенно. И какое же это было блаженство забыв обо всем, валяться на теплом песочке с утра до вечера, прикрывая соски тут же найденными ракушками: и всем на тебя пофиг:

В воздухе разливалась космическая мега-Лень. Лениво было все: лениво самой натираться кремом, лениво плюхаться в море; лениво учиться плавать, так что я просто купила себе детский круг; лениво, но зорко следить за каждым продавцом мороженого, лениво проходящего по пляжу. А в перерывах, как вареная муха с идиотской, слепой улыбкой на лице, плестись на кормежку, и обратно.

На второй день, за обедом, достаточно разморившись на солнышке, с полуприкрытыми глазами сидя по-турецки за столом (вызывая возмущенные взгляды мамаш) и мирно поглощая свой компот:

мне был воткнут "нож в спину". В окружении семьи молодой, стройной жены и семилетнего ребенка, девчушки, удивительно похожей на маму, шел ОН. Высокий, в меру мускулистый мужчина лет 35-ти, с волосами до плеч, с типичным пиратским лицом, чем-то удивительно похожий на Агутина. Учитывая то, что я никогда, за всю свою жизнь не произнесла ни одного нехорошего слова, моей первой мыслью было: Какого :.. :.. он здесь появился?!!!! Он прошел мимо, никого не замечая, с томным, пофигистичным выражением лица.

Я поняла, что на наш неуязвимый, хорошо укрепленный тыл неожиданно напал враг, и настало время готовиться к бою. Я сама себя не узнавала: я же зареклась себе еще в зеленой юности, с тех пор как моего папу увела из семьи какая-то стерва, что никогда не посмотрю на женатого мужчину:

Все расслабленное благоговение куда ушло...

Дождавшись, пока обед закончится, все разойдутся, и останется лишь его опоздавшая семья, я взяла сливу, и обхватив ее губами так, будто я делаю, ни больше ни меньше минет, остановила Его взгляд на себе, и в свою очередь, несколько секунд посмотрев на него озорным взглядом, протопала мимо, как ни в чем ни бывало размахивая босоножками: О Боже: поймать на себе любопытный, похотливый взгляд юнца никогда не сравнится с ТЕМ взглядом: восхищенным, полным удивления и старательно маскируемого от семьи, сильнейшего желания опытного зрелого мужчины:

Пока я неслась в свой номер, меня пробирал непонятный истерический хохот. Не знаю, на что я тогда рассчитывала больше: на то, что он, как любящий свою жену порядочный муж, не обратит на меня никакого внимания, или наоборот. На следующее утро, перед завтраком, я попросила соседей по столику поменяться со мной местами, я села так, чтобы хорошо его видеть. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что он, точно так же пересадив всех за своим столиком (жену, ребенка, соседей) теперь уже сидит, глядя на меня. Я не могла не улыбнуться ему через весь зал, на что получила смущенную, титаническими усилиями скрываемую от всех и адресованную только мне улыбку, и предупредительный кивок в сторону жены, апеллирующий к пониманию и осторожности. Я сразу сделала резюме: Козел. Но какой:

аааа:

Это было выше моих сил, не помню, чтобы к кому-либо ранее я испытывала подобное желание с первого взгляда. Никогда ранее я не вела себя так нагло, "распущенно" как с Ним, я упивалась своим состоянием. Я тысячу раз задавалась вопросом о нравственности своего поведения, о последствиях, о его жене, ставила себя на ее место: но я не могла ничего с собой поделать. В конце концов, мужчина, так жадно посмотревший на первую попавшуюся на глаза девочку в присутствии жены и ребенка, вполне может носить гордое имя "Козел", не я так другая обязательно его бы соблазнила.

Мое положение усугублялось еще и тем, что его жена, просто чисто по-человечески, мне очень нравилась. Ни смотря на то, что Он никогда ничего мне о ней не рассказывал, у меня сложилось собственное впечатление о ней. Я сочувствовала ей, в своей солидарности ко всем женщинам, которым безумно нравится тип красавцев "козлов". Мне очень хотелось, чтобы она поняла: "Ну ведь эти мужики только для забавы, ну оттрахай ты его, поразвлекайся, но зачем же портить себе всю оставшуюся жизнь и выходить за такое замуж, ты будешь просто обречена носиться с ним, как с ребенком:" Она была из тех женщин, в которых мужчинам подобного типа очень легко развить мазохизм до необъятных размеров, которые ради любимого, пусть даже, законченного козла, готовы были положить все: Свою красоту, молодость, обаяние, все свободное время, ни минуты не задумываясь о последствиях. Она была высокой, похожей на изящную испанку брюнеткой, такой загорелой, что ее легко было спутать с негритянкой. Она всегда завязывала волосы сзади в хвостик и никогда не снимала черных очков, скрывая не проходящие мешки под глазами. И хоть грудь в ее 32 была не первой свежести, сама фигура была будьте нате! Все ее существо излучало какую-то неискоренимую доброту и покорность, и ей видимо нравилась ее экзистенция. Она как будто удовлетворяла себя фразой: "Да, пусть я уже не такая красивая, какой была в молодости, зато у меня есть такой мужик, и я сделаю все, чтобы удержать его возле себя".

Я решила, что имею полное право "издеваться" над ним, как захочу. За всеми завтраками, обедами, ужинами, я продолжала доводить его милыми невинными улыбками, озорными взглядами, и т .д.

, На пляже я чуть не сползла в обморок, когда увидела его в одних плавках, и всякий раз, впиваясь взглядом в его руки или ягодицы, или любые другие части его тела, мои прелести начинали пульсировать с бешенной скоростью и меня просто трясло. Я непременно раскрывала свой зонтик в 15 метрах от него, но так, чтобы жена смотрела в другую сторону, и маленький чертенок, сидящий во мне, продолжал свои шалости. Какое наслаждение было видеть его "фирменный" взгляд, полный дикого желания, и какое умиление вызывало наблюдение за этим здоровым детиной, который так же краснел, смущался, пытался делать вид, что ничего не происходит, и даже иногда злился! от вынужденного бездействия, т. д. и т. п, и я могла вертеть им с такой же легкостью, с которой переворачивалась под солнцем на своем маленьком полотенце, или зарывалась в нежный песочек.

Мне хотелось крикнуть ему "Ну сделай это со мной, screw me, fuckin bastard, покажи мне, что ты умеешь: ты же видишь, как я хочу тебя! Чего ты ждешь, кретин, я же вся твоя!" И он отвечал мне суровым взглядом: "Ну погоди, девочка:

в Питере ты у меня дождешься, я тебе покажу, где раки зимуют, будешь у меня всю жизнь раком стоять, малышка:"Жена не отпускала его от себя никогда, нигде, ни на минуту, а его пофигистичной натуре было куда проще не спорить, меньше проблем. Меня его настроение еще больше раззадоривало.

Наконец, нам удалось встретиться, правда у всех на виду, но не буду рассказывать, какой конспирации нам это стоило. Первые его слова (удивительно, но спустя год, я могу воспроизвести все дословно) были:

Ты тоже из Питера? Дашь телефон? Как тебя зовут? У меня всего пять минут, сказал жене, что пошел в магазин:

Я почему-то, не кстати растерялась, назвав имя и свой питерский телефон, но не забыв при этом задать главный вопрос о возрасте:

А вам 35?

Неужели так плохо выгляжу? Мне 32. Можешь называть меня на "ты".

Спасибо, но мне на "Вы" больше нравится.

Второй, и последний раз в Анапе, мы встретились уже в море, за старым разрушенным кораблем. Хе, вот смешной: его тоже очень волновал вопрос о моем возрасте, (как потом сказал, жутко боялся криминала, что мне меньше 16. Впрочем, когда я без косметики, мало кто мне давал больше) и он быстро спросил: "Ну что, в школу ходим?", в надежде на то, что уже выпускной класс.

Я его обрадовала, сообщив, что мне 18 и я на первом курсе университета, он удивился, и назвал меня "Вундеркиндом", а я его поправила: "Вундер-Киндер-Сюрприз": Затем мы жадно поглазели друг на друга и, в предвкушении Питера, шустро стали расплываться в разные стороны, чтобы никто нечего не заподозрил. Лежа животом на своем круге, я обычно плавала в такой позе, в которой попа принимает очень характерное положение, (за что с первых дней была обозвана ребятней из пансионата "Голая попа на круге") повернувшись к нему задом, я немного прогнулась, в своих до предела обнажающих попу бикини G-string, эффект не заставил с!

ебя ждать. Он минуты две находился в одном положении, с открытым ртом, в который чуть не упали его выпученные глаза, в чувство его привел мой резкий поворот. Глубоко нырнув, он изчез из моего поля зрения.

Не смотря на то, что к сексу с малознакомыми людьми я всегда относилась гипер-осторожно, и достаточно времени могла бороться и справляться с сильным желанием, пока не буду уверена в человеке на 120%, ( В этом здорово сыграла свою роль лекция в школе о всяких венерических заболеваниях, я всегда слишком трепетно и ответственно относилась к своему здоровью, и, пожалуй, покончила бы с собой, если бы со мной что-то такое случилось), с Ним же, меня будто подменили, я готова была при первой же возможности, без всяких заморочек, затащить его все равно куда и там же удовлетворить две свои новые сильнейшие lidee fix: с милой, смущенной улыбкой залесть к нему в штаны или нагло улыбаясь, раздвинуть перед ним ноги. И невозможность этого пока жена рядом, меня просто доводила до исступления. Скорее всего, меня подогревало чувство комфорта и безопасности, что он, все-таки, женатый человек, и тоже изрядно осторожничает. И надо отдать должное, это был самый хитрый и осторожный сукин сын из всех подобных себе собратьев.

Две недели прошли на пределе.

Когда я возвращалась в поезде домой, меня просто убивала мысль о том, что он может забыть мой телефон. Еще меня убивал тот факт, что в одном купе со мной ехала тетка необъятных размеров, больная метеоризмом, террористически портившая воздух каждые 10 минут. Днем я просто не заходила в купе, но вот ночью начинался ад. Из-за постоянных грабежей в поездах, дверь на ночь намертво блокировалась, а окно не открывалось вообще, оставалось только засыпать с намотанной на голову простыней, пропитанной дезодорантом. Но весь сон куда уходил от мысли о том, сколько же в таком гигантском теле может каждый раз образовываться газов.

Стоя вечером в своем вагоне, подальше от купе и бесконечно глядя в окно, я готова была рыдать под классику 80-х, одинаковую кассету с которой ставят в каждом поезде, и крутят до потери пульса. Эта музыка, эта попса, медляки, всегда будут напоминать мне о самых первых дискотеках в моей жизни, о тех волнительных моментах, когда у девочки только появляются первые сильные чувства и желания. Она до сих пор как-то по особенному на меня действует, вплоть до того, что иногда появляются слезы на глазах от внезапно услышанной песни, при воспоминании о первых "влюбленностях". Теперь я поняла, почему в цивилизованном мире пользуются таким спросом сборники 60х, 70х, и т. д.

Аааа:

что же тогда делать, ведь я даже не знаю, как его зовут:как же мы тогда найдем друг друга, аааа, черт:. Но я прекрасно отдавала себе отчет в том, что если мне настолько нравится человек, для меня безвыходных ситуаций не бывает, я достану его по любому, или я буду не я.

Как потом выяснилось уже в Питере, он с перепугу перепутал последние цифры моего телефона, и попав "не туда" несколько раз, решил, что я его попросту надинамила.

Я же изнемогала в ожидании его звонка:

Каждый день без него, просыпаясь и засыпая, одна моя рука инстинктивно, автоматически тянулась к груди, а другая ниже, как буд-то имитируя на себе его руки, черт побери, ну не заниматься же мне онанизмом, в конце концов!! Мне уже надоело слышать собственные стоны при каждой мысли о нем на протяжении тех бесконечных дней, мне самой от себя было смешно, и это было невыносимым мучениемКаждый день, с утра до вечера, каждую секунду меня захлестывали невероятные мечтания о том, что мы будем делать, когда он вернется в Питер и я в первый раз в жизни стану не чьей-то девочкой, а любовницей.

Черт, я была готова просто на все!!! Я никогда и ни с кем не чувствовала такой офигенной свободы действий, как с ним. Самым сухим языком выражаясь: где мы будем это делать (везде!!!!), когда (всегда!!!), при каких обстоятельствах (при любых!!!), а главное к а а ак::

, как он только захочет: Какие позы ему нравятся, с каким выражением лица, с какими эмоциями он будет предлагать мне воплотить любую его фантазию в жизнь, или исполнять мою; как он будет прибегать ко мне и говорить "-Так, у меня есть полчаса, детка", :как он при этом будет смотреть на часы, чертыхаясь что давно обед кончился и надо быть у начальника, или дома у жены, чтобы та ничего не заподозрила; :придумываю супер-короткие ужины при свечах со стремительным десертом; :как он встречает меня у факультета, и мы, шифруясь, несемся ко мне, и еще по дороге, в машине, я не выдерживаю и запускаю одну руку к нему в штаны; :как я буду шалить и дурачиться, беспрестанно вгоняя его в краску;:как я его называю "папой", что!

бы остальные ничего не заподозрили;: как я приезжаю к нему на работу, и мы, опять же шифруясь, ищем пустое помещение, подсобку, крышу, пожарную лестницу, чтобы заняться оральным сексом. Проблемы была лишь в том, как сделать все так, чтобы эти отношения не слишком затянулись, чтобы он не привязался ко мне. В голову насильно лезли тысячи невероятных подробностей и деталей нашего с ним предстоящего "общения", мне хотелось заткнуть свою назойливую фантазию, но эта мерзкая экзекуторша не слушалась и продолжала меня мучать еще больше, в то время, как все мое тело ныло, пищало и трещало по всем швам в ожидании его рук.

Итак, подведу временный итог. Какой информацией мы располагали друг о друге, чтобы иметь возможность возобновить контакт в Питере?1. У него не было моего телефона, он знал только мое имя.2. У меня же не было никакой информации о нем, помимо его возраста. За все время нашего знакомства меня настолько волновало его тело, что я даже не удосужилась спросить, как его зовут. Телефона у меня его, разумеется, тоже не было.3. Одним словом, глухарь или "на деревню к дедушке".

Конечно, я не могла рассчитывать на то, что он схватится и будет искать некую ("надинамившую" его) девчонку по всему Питеру, зная только ее имя. Для мужчины его положения это было бы просто "неадекватно".

Со своей же стороны, я не могла переступить через свой принцип "Ты этого хочешь ты должна это получить". Оставалось только действовать. Черт, я никогда не была настолько полна решимости по отношению к какому-либо заинтересовавшему меня парню ранее, никогда бы не стала заниматься всеми нижеописанными вещами со сверстниками моего возрастного диапазона, а 32-летний, да еще какой! мужчина был более чем достоен моего энтузиазма, учитывая то, что Он был моим первым и единственным опытом общения с людьми его возраста "на таком уровне". Только со взрослым мужчиной мне удается это восхитительное ощущение почувствовать себя ребенком, и дать выход всей своей шаловливой натуре, с остальными же, как с детьми, всегда приходится быть "взрослой", так как иначе просто бы пришлось быть дурой. Геронтофилией здесь и не пахнет, мне почему-то абсолютно не нравятся мужчины после 38. Хоть и боюсь этой мысли, но думаю, что когда мне будет за 30, мне будут нравиться исключительно молодые парни от 20.

Короче, операция была продумана до мелочей. Было детально разработано несколько возможных вариантов "диверсий".

Прежде всего, в Нете я откопала пятизначный телефон того пансионата. Зная, что приезжих в Анапе не жалуют, презрительно называя "куробздеями", надо было все же, каким-то образом, втереться в доверие, а заодно надавить на чувство ответственности. Позвонив туда, сообщив, что звоню из Питера и представившись разумеется, не своим именем-отчеством, я взрослым голосом рассказала заведующей о том, как мы с семьей загорали на пляже и нашли бумажник с деньгами на том месте, где до этого загорали наши соседи из пансионата. Так как в этот же день мы уезжали, и не успели их найти, а попросить незнакомых людей передать деньги мы не решились, мы с семьей решили уже передать деньги в Питере, и нам нужен их контактный телефон, а то мало ли, они еще подумают, что деньги у них украли в пансионате, вам ведь не нужны лишние проблемы. После того, как я описала их семью, и сказала, что они жили в 35 номере, началось, как и ожидалось, самое приятное. Тетка сразу позвала каких-то других теток, он!

и всем скопом стали рыться в журналах и отчетах, и все наперебой выдали мне все 200% информации, которой располагали. В результате я уже знала его ФИО, место работы, где ему выдали путевку, его домашний !

Телефон!

, и даже национальность и кучу всяких подробностей, в связи с тем, что многие уже успели там на него глаз положить... Спасибо тетки, вы прелесть! (калоши старые..)Но это еще далеко не победа. Главная проблемы была в том, что я не знала его имени, а то, что мне сказали по телефону, вполне могло быть ошибочной информацией, так как после того, как мне назвали его национальность, я серьезно засомневалась в точности своей информации. Мой светловолосый Бог по описанию оказался каким-то не то метисом, не то мулатом и вовсе не походил на того, кого я помню: В любом случае, позвонить ему и поговорить по телефону я не смогла бы по многим причинам:

Трубку всегда снимала женщина.

Позвать его к телефону было бы просто подставой.

Даже если бы его позвал к телефону мужской голос с моей подачи, я не хотела шокировать его своей назойливостью. Особенность его типа людей боязнь огласки, мне же нужно было добиться того, чтобы ему со мной было комфортно, спокойно, дать почувствовать себя королем, что вся власть в его руках, что я о нем ничего не знаю это всегда придает мужчинам уверенности. Безотказный способ отпугнуть уважающего себя мужчину дать понять, что ты о нем знаешь гораздо больше, чем он думает, влезть в его privacy, в большинстве случаев это помогает избавиться от назойливых посягательств.

А если это вообще не его квартира и мне дали не ту информацию?

Ээ нет. Надо все обработать чисто и без улиткиного следа.

Узнать адрес и др. инфу по номеру телефона было -как нефиг делать. Далее, по своим каналам я узнала всякие незначительные подробности его биографии, на всякий случай. Опять же, на всякий случай, достала несколько телефонов одной из самых крупных компаний в Питере, где он состоял на должности какого-то супервайзераменеджера среднего звена. Правда, при попытке обработать тамошних телефонных несушек, я потерпела неудачу, пытаясь выудить инфу на наличие и местонахождение субъекта. Эх, молодцы, партизанки!

Следующим шагом было убедитьсяв его существовании в той квартире, а удостоверившись, пропасти его обычный рабочий маршрут и устроить ему "случайную" встречу, где-нибудь около места его работы, так как жили мы в буквальном смысле на разных концах города. При встрече сказав что-нибудь с удивлением, типа: "Ха-ха, это наверное, судьба...":

Или просто устроиться на работу в ту же компанию, "случайно" попав в его отдел, но это предполагало полную занятость и жесткий график, и я удачно выбрала первый вариант.

Самым волнующим пунктом моего плана, конечно же, была слежка. Намечались выходные, так что сидеть с 6.30 утра в засаде напротив его дома, и ждать, пока он выйдет на работу, было глупо. А для меня каждые день был на вес золота, промедление смерти подобно. Самой моей слабой чертой всегда было абсолютное отсутствие всякого терпения.

Разумеется, решено было действовать в тот же день. Основным планом было дождаться темноты и проследить за окнами, чтобы увидеть его там и удостовериться в правильности предоставленной информации, забравшись на крышу противоположного дома (если таковой имеется), используя подзорку, с которой я частенько забавлялась в детстве, накрывшись одеялом и наблюдая за квартирами из дома напротив.

Зная его, я прекрасно отражала, что если попадусь ему на глаза, все пропало. (Хотя, на крайний случай, если попадусь (что было на 99% исключено) был план все ему рассказать на месте, as is, какой мужчина устоит перед таким вниманием к своей персоне, но тогда дальнейшие отношения приобретут некоторые минусы).

В общем, надо было предпринять все возможные меры предосторожности: Одежда: Вспомнив какой-то фильм, где Ким Бэйсингер грабила банк во всем черном, удобном и обтягивающем, я решила последовать ее примеру. Хотя моя операция скорее походила на "Ералаш", чем на детектив или что-то там. В общем, одела я все черное и обтягивающее, чтобы быть незаметной ночью: свитер, ботинки, бэг, джинсы (которые я одеваю по особенным случаям, в основном, когда "хочется", а "нельзя", т .к они обладают замечательной способностью оказывать легкое давление на клитор. А что мне еще оставалось в моей ситуации...), черные очки, а так же черную бейсболку, на которой предательскими белыми буквами красовалась надпись "FLIRT".

, но тогда я об этом не вспомнила. Вспомнила я об этом после того, как весь мой план конспирации стал вдруг рушиться по причине повышенного внимания ко мне еще по дороге в метро, из-за этой дурацкой кепки и черных очков в 10 часов вечера, так что пришлось изображать дурочку и дуть пузыри от жвачки всю дорогу. (Блин, а я ведь еще хотела свиснуть у друга черный парик с кудрявыми волосами)Самое главное экипировка. Мой набор состоял из отвертки, плоскогубцев, набора велосипедных ключей, двух фирменных воровских фомок, пузырька машинного масла (все для того, чтобы открывать выходящие на крышу двери и люки и пр. непредвиденные препятствия) а так же подзорной трубы, театрального бинокля (на всяк. случай, если близкое расстояние), и пары шоколадок и чупа-чупсов, чтобы было не скучно сидеть в засаде.

Прибыв на место, а надо сказать, мне изрядно пришлось побегать в темных очках, ища в потемках его улицу и номер дома, я как кошка стала искать нужный подъезд, на которых как назло, не было табличек с номерами квартир. Темнота, хоть глаз выколи, нифига не видно. (А очки снимать нельзя, вдруг он выйдет! Короче, на будущее было решено использовать грим) Мало того, что не было табличек, так еще и на каждом подъезде был кодовый замок. И тут я вспомнила о самом главном. :

Забыла фонарик: А мне непременно надо было попасть внутрь и пробежаться по этажам в поисках расположения его квартиры, чтобы можно было определить его окна. В упор не помню, как я определила нужный подъезд, но на подбор кода в темноте у меня ушло не меньше 20 минут. А ведь еще надо было найти место засады.

Наконец я внутри. Трусцой несусь по лестнице наверх и быстро нахожу нужный номер квартиры на втором этаже, ага, окна выходят на обе стороны это плюс, этаж не удобный для засады-это минус. Этаж не удобный, учитывая то, что с крыш соседних 12-ти этажных домов, которые стоят напротив слишком высоко, а с земли квартиру очень плохо видно. Теперь надо проверить дома напротив с обеих сторон, на наличие входа на крышу, чтобы удобно разместиться в засаде с подзоркой и шоколадками. В предвкушении, я заметила, что один из двух домов, тот, что располагался с самой удачной стороны, на которую выходили все подъезды, вообще является каким-то НИИ, кто б меня внутрь пустил, какой уж там выход на крышу: На втором доме оказались кодовые замки на каждом подъезде, в темноте без фонарика дохлый номер. Тем более, даже в случае удачи, скрипеть в темноте и гробовой тишине крышками люков и дверей на крышу было более чем неразумно, соседи всяко подумают что шпана или воры, вызовут ментов, а с моей экипировкой не очень-то светило быстро отмазаться от мусора. Короче, было разумно решено все отложить на следующий день.

Днем уже нельзя было расхаживать во всем "черном-обтягивающем", слишком подозрительно, привлекает внимание. На этот раз я надела длинную юбку, широкий свитер, взяла авоську, чтобы если что, приняли за лохушку. Прибыв на место вчерашней дислокации, с первого раза открыла все четыре кодовых замка, определив свойственные им специфические потертости, и отмазавшись наконец, от любопытного деда, нашла-таки люк на крышу. Замок-то сломать проблемы не встало, но вот поднять сам люк ни как не удавалось это было самым обидным, что может быть в хрупком и нежном девичьем теле.

Решено было найти и зарядить какого-нибудь гопника поднять этот люк, дав ему на бутылку, но гопник почему-то оказался еще слабее меня крышка даже не поддалась. Короче, забила я на этот люк, и со злости, чуть ли не на всех мужиков тоже, но вовремя опомнилась и пошла искать дальше место для засады. Поиски завершились удачно. Были найдены два объекта напротив окон, на которых можно было расположиться. Первый дерево, в нескольких метрах от его окон, вторым объектом был брошенный прицеп грузовика, стоявший на проезжей части. Единственная загвоздка пока еще было светло, а мне вовсе не хотелось собирать кучку зевак, или быть элементарно увиденной из окна. До полного наступления темноты оставалось часа полтора, по моим подсчетам, так что решено было перетусовать где-нибудь на лавочке в кустах, у дальних домов, не теряя объект из поля зрения. С тоски, преждевременно слопала все шоколадки и ссосала все чупа-чупсы. Обидно.

Наконец, стемнело, и я пошла оккупировать объекты. Мне никак не удалось залезть на дерево, видимо, по причине того, что ствол был как назло гладким, как член, без единого сучка. (если бы меня в тот момент видели знакомые, это было бы самым тяжким позором в моей жизни, так как в школьные годы я однозначно побивала все рекорды по лазанию по деревьям, канатам и сдачам норм ГТО, чем вызывала непримиримую зависть мальчишек, которым пришлось-таки принять меня в свою банду.) И веревки у меня с собой не было. Черт, старость не радость.

Подождала, пока проедут патрули и влезла в прицеп. Расположилась. Тепло и сухо, и мухи не кусают. Достала подзорку, настроила. Одна только беда плотная тюль на окнах почему-то настойчиво не давала разобрать лица, ну очень редко появляющихся в окне, обитателей квартиры. Ээээ, дохляк. Собралась, пошла к метроВсе никчемное Воскресенье пришлось прожить в невыносимом ожидании милого Понедельника, чтобы, пересилив себя, встать в 5 утра и застать ЕГО из новой засады, "тепленького", выходящим с утра из подъезда. Все. Главное было сделано. Это был Он. Это был Его адрес. У меня был Его телефон.

Теперь ему от меня уже никуда ни деться...

P. S. Нет смысла описывать, что было потом, это и так понятно, к тому же это еще одна целая история, на рассказ которой меня не хватит, но она всегда будет жить в моей памяти, как одно из самых прекрасных, незабываемых и восхитительных впечатлений моей жизни...

17.01.2020

Текила (глава из романа "Океан между")

Самолетов снова шагал по воспетому еще Хейли аэропорту Далласа к стойке регистрации рейса на Москву. Две девочки у аэрофлотовской вывески о чем-то безразлично ворковали регистрация еще не была объявлена. Потоптавшись у стойки, Никита осмотрел терминал, чтобы найти место, где можно было бы комфортно расположиться и сбросить сумку с плеча. И здесь он заметил ее. Она сидела на подоконнике огромного окна, выходящего на стоянку перед аэропортом, и обнимала огромного, почти в человеческий рост, плюшевого зайца. Рядом стояли два больших чемодана из черного пластика. Выражение ее глаз было утомленно-печальным. По этому взгляду Никита ни секунды не колеблясь определил, что она русская, что она летит в Москву тем же самолетом и что у нее какие-то неприятности.

Подчиняясь непреодолимой магнетической силе, он направился к тому же оконному витражу и, небрежно сбросив сумку с плеча, уселся метрах в двух от одинокой девушки. Похоже, они были единственными пассажирами этого рейса, оказавшимися в аэропорту в столь ранний час.

Девушка спокойно повернула голову и невозмутимо бросила: "Привет!" так, как будто они уже были знакомы тысячу лет.

Привет, улыбнулся в ответ Никита.

Девушка отвернулась и, качаясь вместе с зайцем, также невозмутимо стала осматривать потолок. Между тем Никита украдкой начал ее исследовать.

Одета девушка была по европейской моде с московским шармом: черные расклешенные брюки, красиво гармонирующие с тупоносыми ботиночками на высоком немного стоптанном каблуке, и кокетливо приталенный пиджачок, из-под которого виднелась серая бархатная блузка без воротника.

Девушку нельзя было назвать писаной красавицей; ее лицо больше напоминало лицо очень милого ребенка, волнительно сочетаясь с тонкой, но сильной фигурой, длинными ногами и гибким станом.

Странно, но левая ладонь ее была перевязана окровавленным бинтом и наспех заклеена лейкопластырем.

Давно сидишь? закончив осмотр, спросил Никита.

Часа два.

Здоровый заяц! кивнул на ушастую игрушку Никита.

Это подарок, с нежностью прижимая к себе зайца, пояснила девушка.

А что с рукой?

Девушка поморщилась, взглянув на свою перевязанную руку, словно вспоминая о чем-то неприятном:

Так... Порезалась... За нож схватилась.

А-а, протянул Никита, слегка заинтригованный таким ответом. Больно?

Нет, уже не больно. Щиплет немножко.

Бывает, заключил Никита, не спрашивая, при каких обстоятельствах это произошло, чтобы не показаться назойливым. Дорога предстоит длинная, если захочет сама расскажет.

Это мой любовник, американец, меня поранил, вдруг неожиданно призналась девушка, когда выгонял меня из дома:

Никита удивленно уставился на попутчицу, опешив от такого сообщения. Это было изумительно: как легко вдали от родины соотечественники находят контакт и доверяют друг другу самые интимные подробности своей жизни! А ведь будь они в Москве, такое очаровательное создание едва ли удостоило бы его вниманием.

Они еще немного помолчали. Вдруг девушка резко поднялась и протянула ему зайца:

Подержи, я сейчас.

Конечно, довольный таким доверием, сказал Никита, принимая в объятия большого, но удивительно легкого зайца с нагло ухмыляющейся физиономией. В ту же секунду он ощутил тончайший запах модных в этом сезоне духов с жасминовым оттенком.

Девушка решительно направилась к стойке регистрации, и Никита окончательно оценил привлекательность ее фигурки, к которой добавлялась кошачья манера ходить слегка приподняв головку на тонкой загорелой шее.

Поговорив о чем-то с представительницами аэрофлота, она, слегка раздосадованная, вернулась к своим чемоданам, достала из маленькой сумочки записную книжку и стала как ни в чем не бывало внимательно ее изучать, так и не забрав у Никиты зайца.

Теперь они стали похожи на ожидающую начала посадки семью с ребенком, роль которого играл хамоватый зайчишка. Поразительно, как почти ничего не сделав, девушка уже получила Самолетова в свое полное распоряжение. У Никиты теперь не было и тени сомнения, кто будет дальше тащить два ее здоровенных чемодана.

Что они говорят? спросил он.

Сейчас начнут. Хотя они опаздывают уже на полчаса, а я безумно голодна.

Кстати, меня зовут Никита, поняв, что пришло время познакомиться, сообщил Самолетов.

Девушка, не отрываясь от записной книжки, спокойно ответила:

Друзья зовут меня Текилой догадайся, почему.

Ты любишь текилу?

Молодец! наконец улыбнулась в первый раз девушка не только губами, но и уголками сузившихся глаз. И тут Никита понял, что серьезно влип, настолько эта улыбка была обезоруживающе мила как гримаска непредсказуемой судьбы.

Между тем к стойке уже вилась небольшая очередь, которая с каждой минутой пополнялась все новыми и новыми сосредоточенно-озабоченными пассажирами. "Господи, подумал Никита, еще полчаса назад все они были такими милыми и приветливыми людьми, но стоило им встать в очередь к стойке с надписью "аэрофлот", где стояли две неулыбчивые тетки, как их словно могильным холодом обдало". Впрочем, Никита ощутил, что и сам сделался напряженно-хмурым, как только подтащил к хвосту очереди чемоданы своей новой знакомой. Он попробовал было улыбнуться стоящему впереди мужчине в дорогом атласном костюме, которого он нечаянно задел одним из чемоданов, однако улыбка получилась только со второй попытки, да и то какая-то неестественно вымученная.

Сорри, сэр! почему-то по-английски извинился он.

Мужчина что-то хмуро и неразборчиво буркнул, после чего достал из кармана перстень-гайку с платиновой печаткой и массивный золотой браслет и стал сосредоточенно прилаживать все это на правую руку.

Зарегистрировав билеты, Никита, с сумкой через плечо и с двумя чемоданами на колесиках, вместе с Текилой переместился к контрольно-таможенной службе, которая была последней инстанцией перед залом ожидания и самолетом. По обыкновению, она состояла исключительно из вьетнамцев, с явным трудом изъяснявшихся по-английски. В России посчитали бы, что в аэропорту этот вид деятельности выкупила вьетнамская мафия хотя ясно, что никакой выгоды здесь получить нельзя. Скорее, наоборот: никто, кроме азиатских иммигрантов, не захотел подставляться под рассеянные лучи рентген-контроля.

Как только Самолетов предъявил сумку к досмотру, его отозвал в сторону шустрый вьетнамец, едва достающий Никите до груди, который потом долго водил по всем углам сумки каким-то прибором, подозрительно вглядываясь в индикатор."Что ж у меня такое с внешностью, озадаченно подумал Самрлетов, что на границе еще ни разу не было случая, чтобы та или другая сторона меня не шмонала? Вот и выбери тут имидж для путешествий по свету: будешь похож на бандита тебя нормальные люди будут бояться, а будешь похож на нормального грабители начнут приставать ".

Окей, наконец, кивнул вьетнамец и махнул рукой, показывая, что все в порядке и можно проходить на посадку.

Простите, а что вы так тщательно искали? раздираемый любопытством, поинтересовался у таможенника Никита.

Да так, ничего особенного... Динамит!

А-а, понимающе кивнул Никита и, подхватив сумку, поискал глазами Текилу, которая со своими чемоданами в очереди на досмотр была прямо за ним.

К своему удивлению, он нашел ее скучающей и глазеющей по сторонам у стойки контроля, в то время как все узкоглазые таможенники сгрудились у экрана рентген-контроля и, глядя на него, о чем-то громко спорили на своем родном наречии.

Что случилось? с усмешкой спросил ее Никита. Ты прихватила с собой пару килограммов пластита?

Не вижу ничего смешного, не отреагировала на его шутку Текила и кивнула в сторону вьетнамцев. Эти придурки утверждают, что я везу с собой пистолет.

От изумления Никита сразу не нашел что сказать, но вспомнив ее рассказ о поножовщине, решил, что удивляться еще рано.

Между тем старший вьетнамец что-то громко приказал остальным. Те немедленно изъяли чемодан из утробы рентгена и отнесли его на тот же стол, где досматривали Никиту.

Мадам, обратился старший к растерянной девушке, не могли бы вы открыть свой чемодан? У нас есть подозрение, что вы везете с собою двуствольный пистолет.

Бред какой-то, пожав плечами, ответила Текила, подошла к столу и щелкнула застежками на чемодане.

Никита, снедаемый любопытством, что это за двуствольный пистолет и зачем он понадобился этой девушке, с интересом следил за происходящим вместе с собравшейся у стойки контроля внушительной толпой соотечественников и американцев.

Покопавшись во внутренностях чемодана, таможенник извлек на свет божий прямоугольную коробку нежно-розового цвета.

Что это? показав на коробку, спросил он Текилу.

Девушка как будто проснулась от глубокой спячки. Густо покраснев, она грубо бросила, готовая каждую секунду расплакаться:

Ничего!

Окей, сказал таможенник, вспыхнув узкими даже по вьетнамским меркам глазами. Толпа в напряженном ожидании затаила дыхание.

Аккуратно раскрыв коробку, он нащупал что-то внутри. Алчно крякнув словно искатель сокровищ, ударившийся лопатой обо что-то твердое он ловким движением извлек на всеобщее обозрение... большой розовый вибратор в форме мужского члена.

После секундного замешательства изумленная толпа грохнула доходящим порой до истеричных высот раскатистым хохотом, который, разбившись о потолок, посыпался многочисленными осколками, отражаясь от стен и вызывая всеобщее недоумение во всем терминале.

Перепуганный таможенник суетливо попытался засунуть вибратор обратно в коробку, но у него впопыхах это никак не получалось. Тогда он швырнул его вместе с упаковкой в чемодан, как мерзкую змею, и, словно боясь, что она выпрыгнет обратно, быстро захлопнул его.

Извините, мадам, в униженном поклоне обратился он к Текиле, на которую жалко было смотреть, и протянул ей документы, можете пройти на посадку.

Тут же двое вьетнамцев схватили чемоданы Текилы, быстро облепили их маркировочными талонами и поставили на бесконечную ленту, увозящую вещи на погрузку в чрево самолета.

* * *

Да не расстраивайся ты так, сидя рядом с Текилой в салоне лайнера, успокаивал ее Самолетов.

Какие уроды! в десятый раз восклицала девушка, жуя купленный ей Никитой в аэропорту гамбургер и запивая его кока-колой из пластмассового стаканчика со вставленной в крышку соломинкой.

Я думаю, их смутили пальчиковые батарейки, которые при просвечивании на экране вместе с остальным хозяйством... Никита подавил спазм смеха, ...

выглядят как патроны, вставленные в двуствольный пистолет.

Ну почему мне так не везет? спросила она кого-то наверху.

Да ладно, потом сама будешь смеяться, вспоминая этот случай.

Я не про это, она скорчила грустную гримасу. Последнее время у меня вообще одни неприятности.

Ты имеешь в виду это? Никита кивнул на порезанную руку.

И это тоже, девушка отвернулась к иллюминатору, где как раз проплывало здание аэропорта: самолет выруливал на взлетную полосу.

Они устроились в самом конце самолета, где практически все места для курящих были свободны и можно было откинуть спинки передних кресел, соорудив таким образом почти настоящую трехспальную кровать.

Лучше пустой "Ил", чем полный "Боинг"! философски заметил Никита, позаимствовав с соседних кресел пару одеял, чтобы подкладывать их под голову во время семичасового перелета до промежуточной посадки в Шеноне.

Во время своих полетов в Америку и обратно Никита заметил странную закономерность: в Штаты самолеты обычно летят, забитые пассажирами под завязку; обратно же они редко бывают заполнены даже на две трети. Он все время мучительно пытался понять, куда же деваются остальные путешественники.

Кстати, ты не собираешься пристегнуться перед взлетом? спросил девушку Никита, нащупывая свой ремень безопасности.

А... отмахнулась та, я никогда не пристегиваюсь.

Зря. Если самолет упадет, можно больно удариться.

Я верю в судьбу. Если я и умру, то вовсе не от этого.

А от чего?

Наверное, меня кто-нибудь убьет, ответила Текила, поправляя бинт на руке.

Ты имеешь в виду своего приятеля, который тебя порезал?

Кевин? Вряд ли. Он слишком слабохарактерный. Если бы я сама не схватилась за ножик, который он у меня отнял, ничего бы не было.

Получается, ты сама на него с ножом бросилась?

Не на него, а на его подружку. Представляешь, мы жили с ним вместе больше года, а он приводит в дом какую-то наглую девку и требует, чтобы я убираласьПодлец...

Еще какой! Утверждает, что я ему изменила. Застал меня наедине с Юликом, своим приятелем, а между нами ничего и не было.

Юликом? Никита удивленно поднял глаза на Текилу.

Да. Ты что, знаешь его?

Нет, сделал равнодушное лицо Никита, почему-то решив не выдавать свое знакомство с этим прохиндеем. Просто имя странное: как у женщины. Первый раз такое слышу.

Подумаешь, я была без трусов, продолжала сокрушаться Текила, я переодевалась. Разве это повод обвинять меня черт знает в чем?

Конечно, нет невозмутимо согласился Никита, дело житейское.

Да если бы он знал, сколько у меня было любовников! И я никому не изменяла! Я же знаю, что моя измена это только повод. Просто они нашли новых баб для развлечений, а кроме нашей квартиры их некуда было поселить. А я им мешала.

Постой, они разве не поссорились после случая с тобою?

С какой стати! Они по таким пустякам не ссорятся. У них вообще странные отношения. Делят все пополам: и бизнес, и квартиру, и баб.

Самолетова очень заинтересовала эта история; к тому же, ему хотелось как можно больше узнать о личности Юлика, и он продолжил задавать наводящие вопросы:

Никогда не поверю, что другая девушка, оказалась лучше тебя.

В том-то и дело! Они вытащили из тюрьмы каких-то русских вертихвосток и думали, что теперь те из благодарности будут с ними спать.

Подожди, прямо какая-то детективная история! А кто эти девушки и как они попали за решетку?

Да откуда я знаю! Мне это абсолютно безразлично. Главное, что Кевин меня бесстыдно предал.

В глазах Текилы показалась предгрозовая краснота: похоже, она и вправду пережила горькое разочарование.

Вот всегда у меня в жизни так, горько вздохнула она. Кажется, что вот, наконец, нашла близкого человека; жизнь приобретает смысл и порядок. А в один прекрасный день тебя выставляют на улицу, и ты остаешься совершенно одна, без крыши над головой, и даже некому пожаловаться на свою судьбу.

Она сделала ударение на слове "некому", при этом красноречиво посмотрев на Самолетова. У него в голове сразу мелькнула мысль, которая не могла не возникнуть после такого взгляда. А именно: "Господи, как хочется пожалеть и взять под свою опеку эту девочку с полностью отшитой головой! Может быть, ты, Господи, специально посылаешь мне замену того, что я недавно утратил?"Никому я не нужна, продолжала сетовать девушка, словно выпрашивая у Никиты соболезнование и сочувствие, отовсюду меня выгоняют. Вот и сейчас я лечу в Москву, а мне там даже негде жить.

Последняя фраза несколько насторожила Никиту слишком прямолинейным намеком, к чему бы это она могла клонить.

Разве у тебя не осталось родственников в Москве? спросил он.

Почему же, у меня их там полно. Особенно на Новодевичьем кладбище.

Никита поежился.

А родители твои где? спросил он, приготовившись услышать печальную и, не исключено, выдуманную историю.

Вообще-то в Москве у меня живет отец, Текила невесело улыбнулась, но у него давно другая семья, так что меня там не особенно ждут.

А мать?

А мать живет в Америке, у нее тоже другая семья. Туда меня хотя и зовут, но тоже вряд ли ждут.

Постой, но в Москве ты же где-то прописана?

Не знаю, никогда не интересовалась этим. Наверное, в своей собственной квартире я и прописана.

Ничего не понимаю, -отчего-то Никита тем меньше верил своей попутчице, чем больше она о себе рассказывала. Если у тебя есть квартира в Москве, почему ты не можешь в ней жить?

Да потому что отец сдает мою квартиру другим людям.

Как это?

Мой папа профессор математики в университете, страдальчески, как будто это самое большое горе в их семье, стала объяснять Текила. Но там платят так мало, что жить он может только на деньги от моей квартиры.

А как же ты?

Я же не могу обрекать собственного отца на голодную смерть!

Вероятно, слова об отце и голодной смерти окончательно расстроили Текилу: краснота с ее глаз перешла и на нос.

Да, конечно, согласился Никита, чувствуя, что девушка вот-вот разревется.

Я же его так люблю... И он меня любит... Только нам с ним не везет...

Две крупные, словно божьи коровки, слезы вдруг выползли из глаз девушки и скатились на нагло ухмыляющегося зайца.

Ну, не надо. Все наладится, попробовал успокоить ее Никита.

Но Текила, уткнувшись в заячий плюш, лишь окончательно распустила сопли, так что ее тонкие плечи начали вздрагивать, словно крылья неспособной взлететь раненой птицы.

Никита не стал вмешиваться в нахлынувший на нее поток чувств. Самое умное, что он смог придумать это уложить ее с ногами на два сиденья у иллюминатора и накрыть одеялом.

Минут десять спустя Текила перестала издавать хлюпающие звуки. Однако ее плечи продолжали время от времени вздрагивать, что возбуждало в Никите странное отцовское чувство как если бы дочь доверила отцу самое сокровенное, и теперь он стоял на страже ее секрета. Под одеялом Никита по-дружески погладил девушку по бедру, и его рука как-то сама собою осталась там лежать.

Все будет хорошо! еще раз подбодрил Текилу Самолетов, но та ничего не ответила, лишь как-то странно повела бедром то ли желая сбросить его руку, то ли просто устраиваясь поудобнее. Его рука оказалась у нее на животе, после чего девушка замерла, словно прислушиваясь к чему-то.

Никите такое положение руки было не очень удобно, но убрать ее было как-то невежливо, и, чтобы она не затекла, он время от времени ею шевелил, чувствуя теплый подтянутый девичий животик. Время от времени девушка слегка меняла положение тела, и получалось, что рука Никиты без чьего-либо намерения сползала все ниже и ниже в небольшое пространство между ее брюками и горячим телом. И чем ниже спускалась рука, тем большее тепло чувствовал Самолетов.

Поглядев на Текилу, лежащую с закрытыми глазами, Никита не смог определить, спит она или только притворяется спящей, чувствует его руку или сейчас проснется и, обнаружив ее почти у себя в паху, закатит ему маленький скандал. Эта неопределенность кружила голову и заставляла кровь пульсировать в бешеном ритме.

Наконец он решился на радикальный поворот событий. Едва заметным движением пальцев он выдавил пуговицу ее брюк из петли, отчего брюки расстегнулись и застежка на молнии чуть-чуть сползла вниз, освободив его руке путь для дальнейшего продвижения, после чего Никита замер в ожидании реакции девушки.

Текила, не открывая глаз, зашевелилась, как будто слабо протестуя, но не отбросила его руку, а даже наоборот, чуть-чуть повернулась на спину, ложась поудобнее в предчувствии чего-то приятного, после чего замерла, так что Никита даже не слышал ее дыхания. Теперь дорога к заветной цели была открыта. И медленно, насколько это было возможно, осознавая, что только от него будет зависеть, как далеко он зайдет, Никита стал продвигать руку вглубь, дойдя сначала до линии, прикрываемой трусиками, а потом, поднырнув под них до места, где он смог почувствовать жесткий пушок волос на ее лобке.

Здесь он услышал и первый отклик от ее тела. Текила слабо, почти незаметно, вздрогнула и небольшими толчками стала сама приближать наиболее чувствительное место к кончикам его пальцев.

Такого возбуждения Никита давно не испытывал. Его тело гудело от желания и сладкой истомы. Казалось, самые чувствительные центры сейчас находятся на кончиках его пальцев, и оттуда волны наслаждения поднимаются к его голове, чтобы разлиться по всему телу биениями нарастающего, но недостижимого оргазма.

Казалось, его ладонь была присоединена к источнику бесконечного наслаждения, и живая энергия мощным потоком текла от его руки к низу ее живота и обратно.

Текила, похоже, испытывала не меньшее возбуждение. Она все заметнее стала помогать ему бедрами, совершая ими вращательные движения. В какой-то момент Никита почувствовал, как его указательный палец провалился с жесткого лобка в мягкую наполненную горячей влагой расщелину.

Как только это произошло, тело Текилы изогнулось в настоящей судороге, дыхание ее стало прерывистым и первый стон забытья готов был сорваться с ее губ.

Никита быстро протянул свободную руку к ее лицу и положил два пальца на ее губы в немой просьбе не произносить ни звука.

Другой рукой он все дальше и дальше проникал в теплую влагу пульсирующей женской плоти, указательным пальцем поглаживая великолепно развитый женский бугорок, мягкими массирующими движениями держа мерцающее сознание девушки на грани обморока.

Вокруг уже не было ничего: ни гула самолета, ни сидящих впереди пассажиров только единое биение его руки и ее ног в заполняющей все пространство горячей волне страсти."Какие божественные глубины таятся в обыкновенных человеческих прикосновениях!" в восторге подумал Никита. "И все остальное, что может случиться между мною и этой девушкой, уже не имеет большого значения, потому что ближе мы все равно быть уже не сможем".

Вы будете что-нибудь пить? услышал вдруг Никита голос стюардессы, неожиданно появившейся рядом с подносом в руках. Поднос был уставлен пластиковыми чашечками с прозрачной жидкостью.

В то же мгновение тело под его рукой замерло, и чудесный поток энергии, соединяющий его с девушкой, исчез.

Нет, спасибо, как можно спокойнее ответил Никита, с облегчением осознав, что все происходящее между ним и Текилой скрыто от внешнего наблюдателя казенным одеялом.

А девушка? спросила стюардесса с чрезмерным макияжем на лице, который, очевидно, был призван скрывать ее отнюдь не юношеский возраст.

Она спит, ответил Никита, мечтая о том, чтобы стюардесса побыстрее куда-нибудь провалилась.

Приготовьтесь, скоро будет обед, предупредила стюардесса, изучающе глядя на Никиту, словно о чем-то догадываясь. Затем, не подавая вида, что ее это касается, она прошествовала дальше вглубь салона.

* * *

Как только самолет приземлился в Шеноне для дозаправки и его пристыковали к приемной трубе терминала, всем пассажирам раздали посадочные талоны и выпустили в огромный дьюти-фри магазин для транзитных пассажиров. Однако в четыре часа утра все магазины беспошлинной торговли были закрыты и свет над ними притушен. Так что, немного побродив, чтобы размять члены, сонные пассажиры расселись в неудобные аэропортовские кресла и попробовали продолжить сон. Из всех предприятий сервиса работал только маленький киоск, продающий всякую всячину в дорогу, да бар, где можно было купить в разлив настоящий ирландский гиннес.

Самолетов и его новая знакомая подошли к киоску и стали рассматривать его содержимое.

Купи мне жевачку и... презерватив, неожиданно попросила Текила.

Зачем?

Так просто.

Никита подозвал продавщицу, расставляющую товар по полкам, и попросил упаковку мятной жевачки и тонких презервативов. Та безразлично взяла деньги, выбила чек и, сложив покупки в фирменный пакетик, протянула его Никите.

На, держи, передал он пакетик своей странной спутнице.

Текила, не взяв пакет из рук Никиты, достала из него пачку жевачки.

А презервативы? спросил Никита.

Потом отдашь, когда прилетим, скорчила милую гримаску Текила.

Как хочешь, сказал Никита, вынул презервативы из пакета и сунул их в задний карман брюк.

Как я хотела бы сейчас принять душ! Текила потянулась и сладко зевнула.

Ну, знаешь, это я тебе при всем желании сейчас устроить не могу... Впрочем, погоди: когда я был в туалете, я видел кабинки со значком "душ". Наверняка в женском туалете такие тоже есть.

Знаю, улыбнулась Текила. Я пойду освежусь.

Отличная идея.

Ты тоже пойдешь?

Если только вместе с тобой.

Со мной нельзя, снова состроила свою умильную рожицу Текила, у вас есть свой душ.

Нет, одному мне чего-то не хочется.

Ну, как знаешь.

И Текила своей походкой кошечки, которая гуляет сама по себе, направилась в сторону женского туалета.

Никита озадаченно посмотрел ей вслед. Все-таки странная с ним случилась встреча. Она явно с ним заигрывала, но при этом всем видом показывала, что ей от него ничего не нужно. Рисковая девочка, и ей, по-видимому, нравится такая жизнь. Она явно относится к типу искательниц приключений на свою довольно-таки симпатичную попу. Подобные девушки находятся в постоянном поиске новых впечатлений, не в состоянии остановиться ни на одном месте, ни на одном занятии, ни на одном мужчине. А потому не стоит обольщаться по ее поводу, подумал Никита, надо просто играть по ее правилам, и в этом залог успехаПодождав минут десять вместе с кружечкой крепкого темного пива, Самолетов, прогуливаясь, как бы невзначай подошел к дверям женского туалета. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что ни одна живая душа вокруг не интересуется его странным поведением, Никита быстро нырнул в дамские комнаты.

В этот час здесь было абсолютно пустынно. Пройдя насыщенную ароматами освежителя переднюю, Никита очутился в большом сверкающем чистотой зале, точно таком же, как и в мужском отделении, но с полным отсутствием писсуаров. По одну стену стояли кабинки WC, а по другую душевые. Из-за двери одной из кабинок доносился шум журчащей воды.

Никита подошел к ней и проверил, не заперта ли дверь. Как он и ожидал, Текила не утруждала себя такими пустяками. Стараясь не шуметь, Никита приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Он увидел маленький предбанничек, где на вешалке была небрежно развешена одежда Текилы, там же располагался хромированный держатель с белым полотенцем, на который сверху были брошены маленькие черные женские трусики. Сама душевая была отделена от предбанника клеенчатой занавесью, через которую Никита увидел расплывчатые очертания обнаженной девушки. Никита беззвучно прикрыл за собой дверь и приблизился к полупрозрачной занавеси.

Когда он отогнул клеенчатый полог, его взору открылась захватывающая картина удивительно тонкого, словно деревце, тела девушки, покрытого гладким загаром, на котором золотым пушком выделялись выгоревшие на солнце волосики. Текила стояла к нему спиной и была как будто абсолютно равнодушна к тому, что происходит позади нее. Эта неопределенность слышит ли она, что кто-то нарушил ее покой и если слышит, то почему не оборачивается привела Никиту в странное возбуждение. Он больше не мог себя сдерживать, и ему уже было абсолютно все равно, как она к этому отнесется. Он склонился к ее молодому мускулистому заду, по которому то и дело стекали струи воды, оставляя восхитительные капельки росы, и слизнул одну из них языком.

Девушка вздрогнула, но не обернулась, продолжая как ни в чем ни бывало наслаждаться струей теплой воды, бьющей ей в лицо. История с петтингом под одеялом повторялась. Никита, воодушевленный ее первой реакцией, уже без опаски стал лизать ее гладкие мокрые бедра, начиная от сгиба в колене, затем поднимаясь вверх до упругого выступа ягодиц и заканчивая на поясе.

Он чувствовал еще не до конца смытый сладко-солоноватый вкус ее кожи, и с каждым движением языка снизу вверх он все ближе и ближе подбирался к углублению, образованному двумя половинками ягодиц. Строение ее ног было таково, что в месте их соединения почти не было просвета, поэтому Никите приходилось с усилием пропихивать свой язык в эту восхитительную ямку, при этом ощущая пряный вкус интимной женской плоти. В какой-то момент своих упражнений он заметил, что девушка немного напряглась и замерла, как будто прислушиваясь к новым ощущениям в своем теле. Ему даже показалось, что кто-то вошел в туалет, и поэтому она так сжалась. Впрочем, это было уже неважно. Вдруг Текила слабо вскрикнула и, упершись руками в стену, изогнула кошачий стан, приподняв попу и неожиданно открыв ему сразу всю свою розовую плоть для ласк.

Это был переломный момент, когда и женщина, и мужчина теряют ясность рассудка и всеми движениями разума и тела стремятся к единственной и безумно необходимой развязке. Никита, взявшись двумя руками за бедра Текилы, с удвоенной энергией принялся ласкать отданную в его распоряжение темно-розовую плоть, проникая кончиком языка все глубже и глубже, пока не погрузил туда и кончик носа, что привело девушку в еще большее неистовство. Никита с трудом удерживал перед собою бедра Текилы, которые то и дело сотрясала очередная судорога.

Он уже был мокрый с ног до головы, когда почувствовал, что его язык сжала финальная схватка женского таза, после чего Текила обмякла и, тяжело дыша, замерла. Самолетов понял, что пришла пора более решительных действий. Кстати, здесь и пригодятся так глупо купленные презервативы.

Он поднялся с колен, достал из заднего кармана недавнее приобретение и расстегнул брюки. Пока он разрывал картонную коробочку, пока надкусывал герметичную упаковку, пока доставал склизкую резинку и определял, где какая сторона, казалось, что все, включая и виновника задержки, уже забыли, зачем, собственно, здесь собрались. Его мужская плоть сникла и смотрелась как-то неуместно и сиротливо на фоне только что прошедшей бури страстей.

Самолетову пришлось отбросить дурацкий презерватив и помочь себе рукой. Скоро все пришло в норму. Это почувствовала и Текила, все еще стоявшая под струями воды, упираясь руками в стену, когда он прижался к ней бедрами.

О, ноу! вдруг крикнула она. И неясно было, против чего она протестует: против отсутствия контрацептива или против проникновения в нее как такового.

Да! ответил восклицанием Никита и легко вошел в подготовленную его языком сочную мякоть.

Текила издала рыдающий звук, и если бы Никита не поддержал ее, то она бы упала. Затем, удерживая ее почти на весу, он дождался кульминации и, обладая прекрасной реакцией и опытом, завершил начатое на ее извивающуюся загорелую спину, ее выделяющийся посередине спины позвоночник, ее остренькие девичьи лопатки и ее спускающиеся темными волнами волосы, которые она так боялась намочить. Когда сильнейшая судорога отпустила его тело, он освободил Текилу, которая так ни разу и не повернулась к нему лицом. В предбаннике он привел себя в порядок и вышел из двери душевой.

* * *

Три часа спустя они приземлились в Шереметьево-2. Они почти не разговаривали после происшествия в Шеноне, несмотря на то, что Самолетов всячески опекал Текилу, словно чувствуя себя в чем-то виноватым.

Они стояли в очереди на таможенный контроль. Никита толкал перед собой тележку с вещами, она шествовала позади с зайцем-мутантом в обнимку.

Он понял, что просто обязан хотя бы из приличия спросить:

Дашь мне свой телефон?

Зачем? просто, как будто и вправду незачем, произнесла она.

Ну, тогда мой запиши, все еще надеясь продолжить дальнейшее знакомство, предложил он.

Ручка далеко, доставать неохота, еще с большим безразличием ответила она.

Ну, извини меня! наконец в отчаянии воскликнул Никита. Что я должен сделать, чтобы ты простила меня за мою дурацкую выходку?!

А с чего ты взял, что я обижаюсь? сияя своей обезоруживающей улыбкой, спросила она. Наоборот, я очень благодарна тебе за то, что ты помог мне с вещами и, вообще, развлекал меня во время этого ужасного полета.

Вот и отлично, сразу повеселел Самолетов, тогда запиши мой телефон, вдруг тебе понадобится еще какая-нибудь помощь.

Ладно, давай, Текила достала из сумочки блокнот и ручку и аккуратно вписала его телефон в длинный ряд уже имеющихся номеров, напротив которых стояли русские и английские имена.

Только обязательно позвони!

Хорошо, сказала она беспечно, после чего Никита понял, что в целом мире вряд ли найдется такая причина, по которой она могла бы набрать его телефон.

В это время они подошли к таможенной стойке.

Ой, кажется, меня встречают! вдруг радостно закричала Текила, замахав кому-то из толпы встречающих, скопившейся за стеклянной стеной на выходе из терминала."Ну, слава Богу! подумал Никита, ставя тяжеленные чемоданы своей попутчицы на транспортер просвечивающего аппарата. По крайней мере, мне не придется больше таскать ее вещи".

Он был немного обижен тем, как быстро эта забавная девочка, завидев на горизонте своих близких, забыла о его существовании.

Текила даже не смотрела больше в его сторону. Пройдя первой таможенный контроль, она тут же попала в объятия пожилого мужчины, после чего, завизжав, бросилась с поцелуями на молодого человека бандитской наружности. Они подхватили ее, чемоданы и зайца, и Текила, даже не попрощавшись с Никитой, исчезла в толпе у выхода из здания аэропорта, приведя его своим пренебрежением в сильное расстройство.

Закончив в свою очередь формальности с офицером таможенной службы, Самолетов подхватив сумку и направился к выходу, но тот вдруг окликнул его:

Молодой человек, не торопитесь!"Ну что еще! подумал Никита устало. Опять сейчас будут шмонать: искать оружие, наркотики или контрабанду. К врачу, что ли, сходить? Может, у меня и правда что-то с лицом не в порядке".

Но таможенник всего лишь протянул ему изрядно потрепанную красную книжицу и сказал:

Возьмите. Ваша девушка забыла.

Это не моя девушка, оторопело произнес Никита.

Все равно. Передайте ей, она забыла свой загранпаспорт.

Никита обалдело взял паспорт и сунул его в нагрудный карман вместе со своими документами, изумляясь, как забавно складываются обстоятельства. Он вышел из здания аэропорта и направился к автобусной остановке."Что ж, значит, это судьба! Теперь Текила непременно позвонит, с блуждающей улыбкой довольно подумал он, и даже встретится. Ну а дальше посмотрим..

16.01.2020

зоя

Добираться на перекладных, сидеть на маленьких узловых станциях. Ожидание и скука. Станция Сайга еще не худшее место. Дождаться утра и на электричку. Два часа и в своем городе!

А ждать еще часов пять. Куришь, куришь до тошноты. Народу порядочно, все сидячие места заняты.

Мое внимание привлек громкий возглас: "Я не простячка (проститутка), я по симпатии! Откинулась (освободилась) вчера... Сам пошел!.." Все это произносила женщина, стоящая неподалеку, обращаясь, видимо, к сидевшему мужчине. Скорее всего, за 30, одежда так себе, лица не видел, но тело со спины смотрится.

Отошла она от возмущенного мужика и к выходу. Встал и я. Не за ней, а покурить. Из вещей сумку взял с собой. Темно. Закурил тут я, и увидел давешнюю женщину. Стояла она в метрах трех от меня. Смотрела в мою сторону, а я в ее. Несколько минут все это продолжалось, потом она двинулась ко мне.

Ну что, так и будем в переглядки играть? Закурить есть?

Есть. Дать?

Конечно, дать.

На, возьми. Я достал сигарету и протянул. Щелкнул зажигалкой и дал прикурить.

С "нипелем" куришь? Богато живешь.

Ты, видимо, долго чалилась. Курение сигарет с фильтром сейчас не признак благосостояния.

Ни хера, загибаешь! А как ты понял, что я сидела?

Слышал твой выкрик.

Козел он! Я ему по-человечески, а он... козел!.. Меня Зоя звать.

Фрол.

Редкое имя.

Редкое.

А тебе куда?

Мне туда!.. И я показал рукой направление, щелбаном выкинув сигарету. Повернулся и хотел уйти. Но меня остановили рука и голос.

Постой, Фрол. Может, выпьем?

Я покачал головой и ответил:

Не хочу.

Ладно, пить не хочешь, и не надо. Я вот буквально днем выпила. Я мужика хочу. Понимаешь? Если не хочешь е...

ть, то защеку дай. Я баба чистая я же только что оттуда!

Ну, и что ты предлагаешь прямо тут все это...?

Да мы, что, места не найдем, где перепихнуться?

Нашли. Совсем недалеко от вокзала ремонтируемое здание. Более того в самом здании нашли комнатку-склад. Груды столов и стульев. Комната эта была заперта. Но обычный навесной замок и согнутым гвоздем открыть можно. В зарешеченное окно светила луна. Один из столов с облупленной полировкой стоял у окна. В сумке у меня была бутылка "пепси". Расстегнув ширинку, достал член, обмыл головку "пепси". Штаны и трусы я спустил до колен, голым задом уселся на стол.

Зоя расстегнула кофточку и блузку, лифчика на ней не было. Груди обвисли, но сохранили форму и упругость. Она дотронулась рукой до мошонки и ухватила окрепший ствол.

Знаешь, как я там мечтала о живом х...

е!?.. Ночами снился!.. А у тебя хороший: крупный и крепкий!

В ответ, я своей рукой огладил ее грудь: она заполнила мою ладонь. Хорошая грудь для женщины ее возраста. Вот она наклонилась, и ее губы обхватили член. Наверное до отсидки у нее был большой навык. Не смотря на долгое отсутствие практики, у нее очень хорошо получалось!

Ведь это только кажется, что дело не хитрое бери и соси. Но тут необходимо умение и желание. А Зоя умела, желала и от действий своих получала огромное удовольствие!

Она то заглатывала глубоко, то играла языком, то сосала нежно и трепетно, а то сильно и страстно, чувственно. То действительно кладет его за щеку. А то губами да к мошонке... или жадно обхватит ее ртом.

Она не стонала, но издавала горлом довольное урчание. А я... я мял рукой ее грудь, другой рукой ворошил волосы на ее затылке, и от каждого движения ее языка стонал.

Наконец я дошел до точки: подался навстречу ее новой глубокой атаке, особенно громко застонал и... пошло толчками в ее жадный рот! Она всосала все до капельки. А когда оторвалась, то в лунном свете на ее лице было видно сытое удовольствие. Она облизнула губы. Я не удержался и потянулся к ним.

Да ты что?! Я же сосу, а таких в губы не целуют!

У тебя, Зоя, дикие и устаревшие понятия, учительским, назидательным тоном ответил я. Дотянулся до нее, облапил грудь и впился в губы. Долгий поцелуй!

Слушай, Фролушка, давай мы догола разденемся? Я хоть прижмусь к тебе, теплому!

И мы разделись, оставив лишь обувь. Мы стояли друг против друга. О ее груди я уже говорил. Но у нее так же были полные и стройные ноги. У нее не было живота. И зад не вислый: пухлая и округлая попа. Мы обнимались, прижимались. Мы с упоением целовались, мои руки гладили ее ягодицы, а ее мои.

Ложись, шепнул я ей.

Зачем? У тебя же не встал.

Ложись, не спорь!

Она вскарабкалась на стол и легла в классически призывной позе. А я к сумке: пора попробовать... Гляди-ка, встал не понадобилось. С торчащим членом я двинулся к ней. Взгляд ее словно ласкал меня. Я вполз, она направила и я вошел. Ойкнула радостно и подалась навстречу. Я впился губами в ее губы и заработал. Мы быстро уловили нужный нам ритм. Стонала Зоя, нервно дышал я, скрипел и шатался стол. Зоя шепнула:

Скажешь, когда кончать будешь готов я в рот хочу!

Я сдерживался, замирал и вновь работал. Но, тяни не тяни, а наступит...

Сейчас, Зоя!!..

Я приподнялся на руках, а она скользнула вниз. И вот ее губы ухватили член и... потекло!.. Между прочим, прежде чем я кончил, у Зои это получилось не раз.

И вот, не дав ей слово молвить, я , достав из сумки средство, сделал все по инструкции. Сделал себе укол в основание члена. Он встал. Мне даже показалось, что увеличился.

Вот здорово! Иди сюда! Она призывно вновь раздвинула ноги.

Нет, Зоинька, я хочу тебя в попу!

У тебя большой, а я давно... А есть вазелин или еще чего такое?

Есть, все есть.

Зоя грудью навалилась на стол, загнувшись, раздвинув руками ягодицы в покорном и боязливом ожидании. Я с торчащим и навазелиненным членом. Луна за окном. Все на миг замерло... Я двинулся и весь мир ожил. Я вставил и чуть нажал. Зоя сдержала готовый вырваться, болезненный стон. И я сдержал порыв вонзить страстно и азартно. Медленно и неотвратимо мой инструмент проникал в тесное анальное отверстие. Клекотало в Зоином горле, а я входил глубже и глубже.

Ой! О-о-ойёёй!

Вошел. Одну руку я положил на ее лоно, запустив в него пальцы. Другую руку на грудь. Навалился и прижался к горячей спине, губы приникли к шее у самого затылка... и я задвигался.

С наслаждением я всаживал, урча от страсти. Стонала Зоя но все менее болезненно, а более страстно. Вот и она задвигала тазом, насаживаясь. Я стал резче, глубже, чаще всаживать. Я трахал ее попу членом и трахал пальцем влагалище. Это было что-то!..

Время шло, и оргазм накатывал... на нее. Я сдерживался. Она уже стонала с хрипом, и зад ее большую часть работы делал сам. Стенки ануса сокращались. Зоя забилась, как рыбка на крючке. А я все так же всаживал, всаживал...

Потом мы голышом гуляли по пустому зданию. Я с торчащим членом. Иногда мы сближались. Вот я ее трахаю стоя, в традиционное место. Вот я имею ее в попу. Вот она присела и сосет самозабвенно.

Но всему приходит конец. И "он" у меня опал, прямо у Зои во рту. Истертый, покрасневший, болезненный, перетруженый. И тут же Зоины слова, с женской тоской:

Мне бы тебя!.. Хоть голодной и босой ничего больше в жизни не надо!

Это ли не бальзам на мужскую гордость?

15.01.2020

в баре

Был прекрасный летний вечер. Черные тучи затянули небо; начинал покрапывать дождик: И тем не менее для него вечер был прекрасен. Он шел но Двадцать первой стрит, ему было на все наплевать. Ведь только что он получил увольнение. Буквально два месяца назад его уволили из отдела по наркоте, где работал уже лет с пять, а теперь он лишился криминального отдела в "NY news". Работа была хорошей и сильно не напрягала, она даже начала нравится ему, но он не нравился шефу. Тот смеялся над ним, покрывал грязью за малейший проступок, а он терпеть не стал. Буквально час назад шефа увезли на скорой с "переломом носа", а он, подписав заявление, пошел домой. Но до дома ему дойти не судилось...

Со светлой Двадцать первой он свернул на знакомую темную улочку, где светилась только одна неоновая реклама "Sem`s Bar", вдоль стены которого пристроились четыре девченки, одетые в одно нижнее белье. С другой стороны стоял пьяный грязный мужик. Покуривая вонючую сигарету, он разглядывал стройные ножки одной из них. Узкую улочку озарил свет сюда свернула машина. Она быстро пронеслась, забрав с собой мужика. "Лари сбили!" взвизгнула одна из девиц. "А тебе какое дело до этого пня, он ведь не на тебя глазел" лениво ответила другая.

Проходя мимо них, он подумал, что у Лари был неплохой вкус, пнул толстую деревянную дверь и оказался в баре. Это было небольшое заведение, которое впрочем, никогда не пустовало. Тут было душно, выбрав место, он прошел в самый конец стойки и сел на высоком стуле возле окна. Он заказал виски со льдом. Официант, пытаясь разбавить виски содовой, получил пинок, и бутылка упала на пол. За официантом появилась большая черная фигура Сэма, так он спас мой виски. Недоумевающий официант пошел обслуживать других посетителей. "Здорово, Брюс" весело прогримел Сэм. "Сегодня у тебя больше девченок чем нас, мужиков" ответил Брюс, указывая на девчонку лет шестнадцати, без лифчика, сидевшую на коленях у парня, нос которого утопал в ее пышных грудях. "Мне все равно, лишь бы платили." И он исчез... Сэм был добрый малый и умел понять, что нужно человеку. А Брюсу сейчас нужно было только одно...

Но это одно, то есть одиночество, разрушила одна из девиц, сидевших рядом за отдельным столом. Она села рядом, заказала "то же, что и ему" и начала изучать его. Он не обращал на нее внимание, и та решила начать: "Привет, Брюс" услышал он, "Как дела". Он повернулся и увидел невысокую девушку в красном облегающем платье, явно не из дешевых. Она была красива, но не вульгарна, как те, что у входа, а сдержана. "И что она забыла в этом баре?" и тут же ответил на свой вопрос "меня...". Поняв, что имя его она узнала, когда с ним здоровался Сэм, Брюс спокойно ответил: "Представьтесь и вы, раз уже знаете мое имя." Она не растерялась: "Джеки, Джеки Сэведж" это была модель, он читал про нее в одном из номеров своей газеты. Понятно, что тут она искала приключений: "Не очень" ответил Брюс на ее вопрос. Поняв, что мыслями он далек от нее, она вернулась за столик, а когда ее компания ушла, снова подошла к стойке. Он допивал второй стакан. Положив руку ему на плечо, она тихо сказала: "Вы не могли бы провести меня домой, я живу недалеко от Двадцать первой." Ничего не ответив, он встал, кинул пару долларовых бумажек на стол и взял ее под руку. Дождь уже перестал, на улице было свежо, и он предложил свой пиджак. Она не отказалась. Пройдя немного по Двадцать первой они свернули налево и пошли по улице, где красовались особняки. Ее "домом" оказался двухэтажный белый домище, покрытый пластиковой красной черепицей. Он открыл калитку, пропустил ее вперед и попрощался. Повернувшись, Брюс услышал, как хлопнула дверь. Через двадцать метров он пошел обратно...

Пройдя сквозь знакомую калитку, он позвонил. Ему тутже открыли и с улыбкой протянули его пиджак. Простояв так с пиджаком подмышкой секунд с пятнадцать, он услышал предложение зайти. И не отказался. Он сидел в тускло освещенной гостинной, и слушал, как она что-то рассказывала ему о своей жизни. Вкратце выслушав историю с увольнением, она подошла и взяла его за руку. Через несколько секунд она сидела у него на коленях и горячо целовала его.

Воспользовавшись паузой, она оторвалась от Брюса и встала. Посмотрев на него невинным взглядом, она стала медленно снимать свое платье через голову. Когда красная тряпка доползла до бедер, он понял, что на ней ничего нет. Длинные стройные ноги сводили его сума. На лобке почти не было волос, а округлые твердые груди "смотрели" в разные стороны. В этот момент она показалась ему самим совершенством. Она подошла и начала расстегивать его рубашку. От нее прекрасно пахло духами. Ее соски то и дело мелькали перед его лицом. Когда брюки были уже на полу, он не выдержал и впился губами в сосок, он был плотный и приятный на вкус. Она тихо застонала, потом аккуратно отобрала грудь и начала целовать его в живот, медленно сползая вниз. Плавок на нем уже не было...

Она стояла на коленях перед креслом и рассматривала его. Брюс почувствовал, как она медленно берет в рот. Он запрокинул голову и закрыл глаза. Но дальнейших ощущений не последовало... открыв глаза он увидел, что Джеки залезает на кресло. Подхватив ее одной рукой за ягодицы, он помог ей взобраться. Она взяла в руки его неподатливую плоть и начала медленно вводить ее в себя. Приятное тепло вдруг охватило его, все его мысли улетучились. Джеки неспеша двигалась вверх вниз, он помогал ей своей сильной рукой, другой же он держал ее грудь. Она двигалась все беспорядочней, да и он был уже "готов". Темп все ускорялся, ее стоны участились. Она прогнулась так, что упала бы на пол, не держись она одной рукой за его мускулистое плечо. Сделав еще несколько движений, она ощутила в себе теплый поток и кончила. Поцеловав его в губы, Джеки легла ему на плечо. Вдруг все стемнело.

Брюс открыл глаза и осмотрелся. Он сидел в большом кресле. На нем свернувшись, прижавшись грудью к его широкой груди лежала Джеки, ее руки обвивали его шею. Лампы в просторной комнате все еще горели, но свет их уже не был виден. Сквозь стеклянный потолок гостинной просвечивал оранжево-красный полукруг восходящего солнца... наступило такое же прекрасное, как и вечер, утро...

13.01.2020

гостиница

Когда я в очередной раз завис в маленьком провинциальном городке, то не мог и подумать о том, что самое интересное в нашей жизни как раз и происходит в таких местах.

Гостиница, где я остановился, и теперь был вынужден находиться, была самой обычной и в меру обтрепанной. Номер у меня, по тамошним меркам, был люкс:диван, кровать, не работающий телевизор и крохотный душ. Естественно, что с первого дня у меня было жгучее желание затащить в эту клетуху какую-нибудь птаху, но за неделю так и не срослось. Местные были все расписаны, а в гостинице никто, кроме меня не жил. А жить мне там еще дня три! Утром третьего дня, внизу, в холле, вдруг раздался шум и гвалт. Суббота, и я спал как младенец. Слышу голоса, некоторые даже женские, разговоры, движением наполняется весь захолустный отель. Прислушиваюсь, рядом пытаются открыть дверь, шумно и весело ругая не открывающийся замок. Голос женский, низкий, очень напоминает мужской. Вскакиваю, впрыгиваю в штаны и тапочки, через несколько секунд в коридоре. Возле соседнего номера возиться с ключом миловидная, стройная и с абсолютно классной фигурой, темноволосая девушка с приятными чертами лица. Она и является обладательницей этого сочного тембра!"Мадам выпаливаю я заготовленную фразу эти монстры подчиняются только молодым и сильным рукам, позвольте вам помочь справиться с этой напастью! "Милое создание, четко реагирует на комплимент и протягивает мне свой волшебный ключик. Повозившись минут пять я все-таки одержал победу над этим уродцем из мира запоров. Хватаю вещи прелестницы и затаскиваю в номер, я окрылен и озарен, фразы и шуточки не на минуту не прекращают изливаться из моих уст. Я предвкушаю! Номер двухместный, это настораживает меня."Сударыня несколько подумав, произношу я вы здесь будете жить с подругой ?""Нет сударь поймав мой тон произносит чаровница тут мы разместимся с мужем.""Скучно ..." произношу я, пытаясь передать интонации Вини-Пуха"Почему ? удивляется новое пристанище моих фантазий Заходите к нам вечером, после спектакля, мы всегда рады новому знакомству и интересному общению. Я думаю в этой дыре это тем более актуально...""Спектакля ? переспрашиваю я А вы в роли кого участвуете?""Я балерина"Как и заведено в плохих романах, неожиданно входит муж судя по всему ровесник своей жены, худенький и хорошо сложенный мужчина 30-32 лет с крашенными в светлый тон волосами. Молчаливо осмотревшись, протягивает руку и произносит необычно мягким и негромким голосом :"Евгений ""А я еще не представилась басит лапушка Евгения " мне она явно начинает нравиться все больше и больше. Я прощаюсь и ухожу, оговорив себе право появиться вечером. Предложение принято просто и с удовольствием.

День прошел на удивление быстро и без ожидания. На улице темнеет и за стеной слышны характерные бархатные переливы. Выждав несколько минут и прихватив заготовленную заранее снедь и выпивку, стучусь в дверь."Кто там " басит знакомый голос."Это я ваш сосед, пришел в гости!" бодро отвечаю я."Одну минутку подождите, я только оденусь " раздается из за двери.

Дверь распахивается и на пороге появляется Евгения, на ходу завязывающая халат. Я смело переступаю границу владений. Евгений полулежит на кровати, чувствуется, что он устал, чего не скажешь о его половине, которая легко и грациозно движется по номеру. Я ставлю угощение на стол и присаживаюсь на единственный стул. Евгения радостно разгружает сумку, весело разговаривая.."Как хорошо, что вы все купили, а то мы только с работы, а магазин уже закрыт, мы днем не подумали, а сейчас кинулись, но уже поздно. У вас хороший вкус, все очень удачно подобрано. Женщины, таких мужчин как вы, обожают. С этой минуты я ваша поклонница. Можете считать , что я в вас влюблена."Лукавая улыбка не сходит с ее губ, она бросает мне кокетливые взгляды и проворно разбирается с припасами. Евгений спокойно наблюдает за всем происходящим со своего места. Мне несколько неловко, я смущен, но настроен оптимистично.

Она наклоняется чтобы достать из под кровати чемодан, коротенький халат легко вскакивает на ее попку, открывая два волшебных полушария и узенькую ленточку трусиков между ног. Бросив короткий взгляд поверх плеча, она перехватывает мой взгляд, любующийся ее задницей. Судя по всему, это сделано специально и запланированный маневр прошел удачно. Из чемодана извлекаются несколько пластиковых стаканов и вилки. Не меняя позы, а еще более нагнувшись, она возится с чемоданом, пытаясь, не особенно спеша, затолкнуть чемодан под кровать. От этих действий зрелище становится еще более восхитительным. Чудо-попка, иначе не назвать, движется в такт ее движениям. Мой гренадер расправляет туловище и снимает шляпу, царапая лысину о трусы.."Пойду-ка поищу стаканы" слышу за спиной голос Евгения. "Сегодня ты сама себя превзошла" добавляет он выходя в дверь.

Евгения смеется ему в след, корчит рожу и показывает язык. Мы остаемся одни. Евгения как ни в чем ни бывало облокачивается на мою ногу, опустив руку гораздо выше колена, почти касаясь моего члена и пытается показать свою пятку, чистенькую, розовую и аккуратную. Меня прошибает пот и гадкое чувство страха, что в такой ситуации нас может застать ее муж."Сегодня пол в клубе был просто ужасный, танцевала просто как на кочках, посмотри какой мозоль".

Чувствуя мое смущение, она переносит свою руку мне на плечо, я с умным видом рассматриваю маленькую свежую мозоль и жадно вдыхаю аромат чистого женского тела. Мое возбуждение граничит с помешательством, еще секунда и я разорву ее на части."Жара просто жуть тарахтит она я еще никогда не была такой мокрой. Потрогай" с этими словами она хватает мою руку, и прежде, чем я успел что-нибудь сообразить, распахивает полы халата и засовывает мою руку между ног."Может быть это от чего-то другого наивно вопрошает она Как ты считаешь?" Считать я ничего не могу, я ошеломлен и подавлен всем происходящим. Сколько прошло времени: час, минута, секунда ? Я чувствую ее упругий и мокрый лобок, ее твердую руку, плотно прижимающую мою к вожделенному месту, пульсацию влагалища..." А ты хорошо переносишь жару ? Она не доставляет тебе страданий ? Ты не потеешь ? "с этими словами она присаживается на корточки, и свободной рукой начинает расстегивать ремень моих джинсов, потом добирается до молнии, но расстегивать одной рукой молнию неудобно. Отпустив мою руку и зажав ее ногами, двумя руками она быстро справляется с задачей. Мой гренадер выскакивает из убежища и во всей красе предстает перед кудесницей."Какой аппетитный красавчик с детскими интонациями произносит она большой мальчик, красивый ... какая головка, она всем понравится... чистенький, его не надо отправлять в ванную, он не потеет от жары ... сейчас мы сделаем миньетик ... мы проглотим этого негодного мальчишку..." Мой член оказывается у нее во рту. Я пытаюсь протолкнуть его поглубже, жестом Евгения показывает, что этого делать не надо. Она вытаскивает его изо рта и начинает покусывать, радостно рыча. Покусывания приводят меня в чувство."Ты с ума часом не сошла, сейчас прибежит твой муж, ты хоть понимаешь, чем это все может закончиться ..." шепчу я."А ты испугался, да ? Тебе неприятно, да ? Ты что не мужик, да ? басит она оторвавшись на несколько секунд от моего красавца Ты не за этим пришел сюда, да ?" Глаза ее смеются, а тон нарочито серьезный. Она снова припадает губами к члену и начинает его целовать взасос, специально делая это громко причмокивая. За дверями раздаются шаги, я непроизвольно дергаюсь и пытаюсь встать чтобы одеть брюки, резким движением она возвращает меня на стул, не прекращая своего занятия.

Дверь открывается и на пороге появляется Евгений с бутылкой сухого вина и тремя стаканами. Вся моя жизнь пролетает в воображении. Но расслабленный ум и тело отказываются подчиняться, я сижу расслабленный и окаменевший."Закрывай быстрее дверь и посмотри что я тебе приготовила !" рука проворно дрочит мой изнемогающий член. Евгений неспеша проходит к столу, ставит стакан и бутылку. Так же не спеша подходит к нам, садится на пол и начинает наблюдать за манипуляциями жены."Возьми, не теряй время " произносит искусительница. Евгений прикрывает глаза и, наклонившись, берет мой член в рот. Медленно и не спеша начинает делать минет. Делает он это мягче и аккуратнее, во всех движениях чувствуется большой опыт. Что в этот момент происходило со мной словами передать не возможно.

Евгения начинает рукой тереть ширинку мужа и судя по ее радостному взглядутам начинает что-то происходить. Суетливо и торопясь она расстегивает брюки и вытаскивает член. Изловчившись припадает к нему и начинает сосать. Евгений входит в раж и начинает энергично помогать жене, работая тазом, при этом заглатывая мой член, хоть и не спеша, но все глубже и глубже. Я срываюсь с цепи, понимая, что такое может быть уже больше никогда не случиться и перехватываю инициативу. Встаю, снимаю джинсы, и только сейчас замечаю, что палец Евгении полным ходом разрабатывает анус мужа. Приглашение принято! Я облакачиваю его на стул, он аккуратно, чтобы не мешать жене делать минет, приподнимает задницу, я становлюсь на колени и немного помучавшись ввожу свой член в анус. Евгения самозабвенно и отрешенно делает минет, подрачивая мой член торчащий из ануса. Только тут я начинаю понимать, что нужно разрядиться. Мой член напрягается еще секунда и я кончу."Маску, маску ..." трубит Евгения снизу и ложится лицом под зад мужа. Я буквально выдергиваю свой член и долго и бессознательно кончаю на лицо очаровашки. Она закрывает глаза и губами пытается поймать мою сперму. Затем лежа, как крем, растирает сперму по лицу. Я встаю и подойдя к Евгению вставляю свой член снова ему в рот. Я хочу еще, мне понравилось."Мальчики, к столу, надо подкрепиться и отдохнуть. Потом можно и продолжить, если никто не возражает!" зычно командует Евгения.

Никто и не возражал

12.01.2020

женские разговоры

Уже второй час ночи. Мы с подругой Катькой сидим на кухне, пьём чай и сплетничаем. О чём говорим? О мужчинах, конечно. Катька ест лимон без сахара, морщится и кривит рот.

-Славка верит, что я в восторге от каких-то его презервативов... то ли с "усиками", то ли с "пупырышками", говорит она-А ты в восторге?

-Как я могу быть в восторге, если я внутри даже не чувствую в презервативе он или нет! А ты чувствуешь?

-Нет.

-А зачем тогда пупырышки делают?

-она слизывает лимонный сок с ладони-Не знаю. Тешат мужское самолюбие.

-Я где-то читала, что во влагалище почти нет нервных окончаний. Чем там чувствовать?!

-Как это нет нервных окончаний?

-А так! Ты "Тампакс" чувствуешь в себе?

-Нет, конечно.

-Вот! Какие же тогда, к чёрту, пупырышки?..

Мы молчим. Ночь окружает дом и словно подглядывает в окна, прилипнув к стеклу.

-Тебе надо пить витамины, говорю я, глядя, как Катька терзает уже второй лимон.

-Надо. Весенний авитаминоз. А ты что пьёшь?

-"Витрум"... Раньше пила "Центрум", но уж больно дорогой стал, собака... Слу-ушай, Кать, а ты чувствуешь, когда он... Ну если без презерватива...

-Кончает, что ли?

-Ага-Ну как такое можно почувствовать?

Это только в бульварных романах пишут: "Она ощутила тугую струю спермы внутри себя", Катька закатила глаза и раздельно произнесла басом: -Ха-ха-ха! А вот я всё время думаю : "Кончил он уже или нет?".

Я тоже никогда не могла угадать этот момент мужского оргазма, и сигнальными огнями для меня было только поведение самого мужчины, но никак не ощущение его "тугой струи".

-Знаешь, что я ещё не чувствую?

-шепотом произносит Катька и манит меня пальчиком-Что?

-так же шепотом спрашиваю я, и тянусь к ней через стол-Маленький член!!!

-со всей дури орёт она мне в ухоЯ отшатываюсь, опрокидываю чашку с чаем сначала на себя, потом на мирно спящего у моих ног кота, вскакиваю и тоже ору:

-Дура! Сумасшедшая!

Катька заливается смехом. Я стою в мокрых джинсах, смотрю на хохочущую подругу, на растекающуюся по столу лужицу чая и тоже начинаю улыбаться:

-Дура. Ты, Катька, самая настоящая дура.

Третий час. Я сижу в одних трусиках, задрав ноги на батарею, ем лимон без сахара, морщусь и слизываю с ладоней кислый сок.

-Нет, ну ты мне объясни где находятся все те женщины, о которых говорят, что для них , мол, размер не имеет значения? пристаёт Катька.

-Катюха, вообще-то это действительно не так важно. Главное, чтобы мужчина был умелым.

-А мне не нужен умелый с маленьким членом! Дайте мне неумелого, но с нормальным я его сама всему научу!

-Тоже верно. А вот я ненавижу, если у парня слабая эрекция! Может быть это и нормально для половины мужиков, как говорят врачи всякие, но у меня, глядя на такого, словно тоже всё опускается.

-Да, я тоже не могу завестись на фоне такой безрадостной картины.

-вздыхает Катька. Потом злюсь на него, фыркаю. Всегда кажется, что это я недостаточно его возбудила... Помнишь Димку? Молодой парень, сперма из глаз брызгать должна! А у него такое что-то... И секс у нас был раз в две недели.

-Да ты что?!

-Представь себе! И то, пока вся эта канитель закончится с меня семь потов сойдёт!.. А хороший парень ведь, но постель с ним каторга. И мне до лампочки было всё, что он умел! Если у него между ног что-то такое вяленькое, то меня уже ничто не возбуждает, хоть ты убей! Вот и разошлись.

-А что тебя возбуждает больше всего?..

-Больше всего меня возбуждает то, что он возбуждён. Заводит меня вид возбуждённого мужчины, понимаешь? Лучшего зрелища не существует! А ещё заводит нестандартная ситуация. Однажды я ехала в автобусе со своим парнем...

-С кем именно?

-С ума сойти, с такой подругой невозможно никакую тайну иметь! С Валерой.

-У него машина сломалась, что ли?

-Да не помню я! Что ты перебиваешь?!

-Ну ладно, дальше что?

-Так... Автобус полупустой, мы сидели сзади, молчали. Вдруг ни с того ни с сего я ему положила ладонь на... Он ошалел, стал оглядываться на людей, но руку мою не сбросил.

-А пассажиры?

-Мы же сзади сидели, а за спинками сидений и не видно, что там у кого между ног происходит. Потом я растегнула ему ширинку... Главное мы неподвижно сидели с невозмутимыми лицами как сфинксы, двигалась толька моя рука.

-А он?

-В окно смотрел, но, по-моему, ни фига не видел. Только застонал в конце. Даже кто-то обернулся.

-А ты?

-А что я? Достала платок и вытерла руку.

-И всё?

-Да.

-А почему он не сделал тебе то же самое?

-Хм... Не знаю.

-А ты хотела бы?

-Кончить на заднем сиденье автобуса при всём чесном народе?..

Ещё бы!

-Почему же ты не дала это ему понять, если он сам не догадался?

-Не знаю. Может он стеснялся или ещё что.

-Ага, а с растёгнутыми штанами сидеть не стеснялся?

-Слушай, чего пристала? Не думала я как-то о своём удовольствии.

-Но почему?

Катька долго и растерянно смотрела на меня, а потом вздохнула:

-Не знаю.

Я улыбнулась:

-Но ведь Валера был неплохим любовником?

-Вообще-то да. К тому же, я его любила. Знаешь, я до сих пор помню его запах. Его руки помню...

-Ага, глаза, губы, руки, ноги, пятки...

-Да ну тебя! Стебёшься всю жизнь!

-Ты хочешь сказать, что не помнишь его пятки?

-Всё, смерть твоя пришла,Катька тянется через весь стол к моей шее.

Я делаю ужасное лицо, закатываю глаза и хриплю:

-Пя-а-атки...

-Если честно, то он был чересчур сладеньким в постели,продолжает Катюха пять минут спустя.

-То есть?

-Ну... он был убеждён, что женщине нужна долгая прелюдия, вот и тянулась иногда эта прелюдия нескончаемо.

-А ты что бы предпочла?

-Нет, мне, конечно, приятны ласки, но не так же долго! Я перегораю за это время!

-Надо было сказать.

-Стеснялась. Он бы обиделся. Он же мнил себя суперлюбовником.

-Ну дала бы иначе как-то понять.

-А-а, всё равно не спешил!.. А мне иногда хотелось чего-то дикого, я бы даже сказала жёсткого.

-Ну я не знаю!.. Вообще-то у меня тоже было нечто подобное с Лёшей. Он ведь такой чуткий, ласковый. А однажды мы поругались зверски...

-Посуду били?

-Нет, посуду не били, но орали друг на друга до хрипоты. Потом я стала вышвыривать его вещи из шкафа. Надо сказать, что перед этим я вышла из ванной и на мне, кроме длинной футболки, ничего не было.

-Вообще?

-Абсолютно. Ну вот, стал он вещи с пола собирать, меня от шкафа оттягивать, и в процесе оттягивания сообразил, что на мне, извиняюсь, даже трусиков нет.

-Орать перестал?

-Тут же! Но я-то орать продолжала, вырывалась и размахивала руками.

-Вырвалась?

-Куда там! Короче, свалились мы на ковёр, он схватил мои мельтешащие руки и крепко прижал их к полу над моей головой, а свободной рукой задрал футболку и без всякой прелюдии...

-А ты?

-А я извивалась как змея, вырывалась, кусалась, плевалась...

-Плевалась?

-Вполне возможно.

Честно говоря не помню, я ж невменяемая была!

-Невменяемая от злости?

-Сначала от злости, потом от страсти.

-Так тебе понравилось?

-Ещё как!

-Вот те на! Я думала, что я одна такая мазохистка!

-Катька, ну разные ситуации ведь бывают. Именно тогда это было восхитительным, к тому же мы оба понимали, что всё это немножко игра, а в другой ситуации я наверняка не потерпела бы такого обращения.

-А закончилось всё чем?

-Я испытала самый зверский оргазм в своей жизни! Он, кажется тоже. Потом я почему-то начала тихо плакать, он стал меня целовать и шептать: "Я сейчас умру от нежности". В итоге мы обнялись и заснули на том ковре среди разбросанной одежды.

-Сплошная романтика!

-вздыхает Катя.

А вот я тебе сейчас что расскажу! И снова про Валеру. В октябре он уехал в командировку. Через пару дней позвонил, я легла с трубкой на кровать, слушала его забавные рассказы о командировочном житье-бытье, улыбалась, плавала в его голосе. Знаешь, как это бывает, когда важен не смысл беседы, а интонация?.. Внезапно я поймала себя на том, что играю с соском через блузку. Я возбудилась от одного его голоса, представляешь! Рука тут же сама потянулась вниз. Валерка продолжал рассказывать какую-то ерунду, а я отчаянно мастурбировала, закусив нижнюю губу. Я сжала ноги и металась по подушке. Он что-то спросил, но я не могла ответить, меня уже несло девятым валом. Все мои чувства сосредоточились на его голосе и горячей, пульсирующей, влажной плоти под пальцами. Он позвал меня по имени, и тут всё во мне взорвалось таким диким фейерверком, что я едва сдержала крик... "Что, что происходит?"слышу как в тумане. "Ничего, милый. Обычный женский оргазм"-Ты так и сказала

11.01.2020

служебный роман

Я работал в одной структуре, специально сделанной под "бизнесвумен", как мы ее называли, Ларису Ивановну, дражайшую половину своего высокопоставленного муженька.

Хватка у нашего начальника была железной, такой и осталась. Наши дела двигались, словно за локомотивом, коим и являлась Лариса Ивановна.

Это совсем еще молодая женщина, 30 лет, яркой внешности, с мощным, я бы сказал, мужским характером. Будьте уверены, у мужской половины нашего коллектива она не вызывала никаких других чувств, кроме уважения, а больше боязни. Любила начальница, если что, устроить публичную "порку" своим подчиненным. После подобного мероприятия настроение было испорчено минимум на день как у жертвы, так и свидетелей действа.

Мне тогда было 25, отслужил в армии, окончил институт, работал по специальности программистом и обслуживал всю офисную технику, которая имела обыкновение ломаться (то бумага кончится, то ксерокс заправить нужно, а то еще и файл нужный куда-нибудь по сети закинуть). Невзлюбила меня Л. И.

, так мы ее называли. Может быть, за некоторую природную медлительность, а может, и еще за что?

Видимо, раздражение у нее вызывал даже мой вид. Ничего особенного я из себя не представлял, уж поверьте. Но она постоянно делала выволочки ни за что, ни про что. Придиралась, в общем. Понятно, что достала она меня своим отношением до коликов в печени. Начал я подыскивать, куда бы свалить с этого нагретого местечка. Думал, что хочет избавиться от меня, чтоб устроить своего протеже. Через полтора месяца подвернулась возможность уйти в компьютерную фирму, открывались неплохие перспективы, и я начал готовиться к уходу. Написал заявление по собственному желанию, но Л. И. заставила еще две недели отрабатывать, пока не найдут замену. Плевать, год мучился, можно и две недели потерпеть. И вот однажды какая-то вожжа мне под хвост попала, решил я пошутить над нашей суровой директрисой. Совещание и планерки обычно проходили не в ее кабинете, достаточно небольшом, а в малом актовом зале с мощной мебелью, доставшейся от прежних хозяев почти прекратившего существование одного НИИ.

Председательский стол был просто огромен, за ним запросто мог уместиться президиум из пяти человек. Л. И. же обычно располагалась там одна и устраивала нам разбор полетов "заряжала" на всю неделю.

Хлебнул для храбрости коньячку, и забрался я под этот огромный стол, решил испугать начальницу. Да что я терял, все равно ухожу, подумает, что чокнутый, и всё. Что мне с ней детей крестить? Согнулся в три погибели, затаился под столом, дождался, когда все наши займут свои места. Через минуту Л. И. ворвалась, и с места в карьер начала "грузить": там то нужно, там это, тут такие промахи, а здесь то не доработано. Присаживаться она не спешила, пока не дала слово начальнику отдела обработки данных. Тут Л. И. заняла свое царственное место, и мне открылись совершенно прелестные ее ноги. Мысль испугать обладательницу подобного совершенства уже не возникала. А еще я никогда не предполагал, что женщина (на работе и в постели) может так божественно (уж извините за напыщенность) благоухать. Я никогда не был закомплексованным человеком, правда, с подругами не везло, не задерживались, видимо, ввиду моего нелегкого характера, поэтому мне не нужно было переступать через себя, чтобы начать целовать ее ножки.

Сначала Л. И. напряглась, и, скорее всего, хотела выставить меня из этого убежища, но потом передумала, а меня вычислила, скорее всего, по отсутствию среди работников, т.к. поглядеть под стол она, скорее всего, не решалась.

Я приближался к ее цветочку, а Л. И. слегка откинулась на спинку кресла, кстати, излюбленная ее поза. Так что никто ничего и не заподозрил, разве что начальница была достаточно немногословна, а "пятиминутка" закончилась раньше минут на пятнадцать. Она ушла сразу же вслед за всеми, оставив под столом ошалевшего меня и мой трофей трусики из нежнейшей ткани.

Я выбрался незамеченный, умылся, засел за компьютер. Весь день никто меня не долбал, а минут за пять до окончания работы вызвала Л. И.

, что-то случилось с ее факсом. Я в кабинете возился с факсом и автоответчиком, он самым непонятным образом распрограммировался. Она вошла и закрыла дверь на ключ.

Ну что же, Рома, ты себе позволяешь?

Я молчал, склонившись над аппаратом. Что я мог ей ответить? Она подошла сзади, развернула меня к себе, и тут я увидел, что она была на самом деле красивая и совсем не "страшная" баба, которой, видимо, не хватало ласки и любви.

И тут она меня поцеловала в губы, взасос. И мы проласкались до самой ночи. Лара оказалась очень искусной любовницей. Я, наверное, прежде никогда не испытывал такого удовольствия, как в том пыльном рабочем кабинете.

Начался наш служебный роман. Никуда я не ушел. Только по уговору с Л. И. она продолжала спускать на людях на меня всех собак.

А я отрывался у нее в кабинете. Иногда мы уезжали за город, на какую-нибудь базу отдыха или снимали номер в гостинице. Так прошло около года. Мы любили друг друга, однако разводиться Лара и не собиралась, ее все в муже устраивало. Я же думал, что он был очень important мен. Мне было плевать. А еще через полгода нашего знатного мужа забрали в Москву, он, соответственно, забрал туда и жену, в одну контору руководить, а она меня, нужно же кому-то обслуживать оргтехнику. Полгода назад у нас родилась девочка Софья, а я стал ее крестным папой. И на правах кума стал вхож в их дом. Надо сказать, что ее муж очень приличный человек, наверное, он о чем-то догадывается, но очень любит Лару.

10.01.2020

фотограф

В сущности я ни в чем не виноват. Как говорится на моем месте так поступил бы каждый...

Значит так, иду я по коридору и в руках у меня "Зоркий". Нет у меня никаких темных замыслов, просто я собираюсь сфотографировать всю нашу отдыхающую группу. Группа-это двадцать подростков и две воспитательницыФаина Семеновна Цветочек и Ингрид Серегеева , двадцати восьми и двадцати трех лет соответственно. Мне надо согласовать с воспитательницами время и место, т.

е где соберемся.

Вот дверь комнаты Фаины Семеновны, бездумно ее пихаю ( ну почему не постучал!?) и вижу картину...

Прямо напротив двери, нет, чуть правее стоит кровать и в ней две наши воспитательницы. Снизу лежит Ингрид Сергеевна, сверху Семеновна и обе лижут друг другу... Ингрид аж на мостике стоит, а Семеновна елозит широченным задом и вжимает голову Ингрид в кровать. Стоит чавканье, как на африканском водопое. Я наверное попал в самый пиковый для них момент и потому на первые мои несколько снимков медамs никак не реагировалимне удалось подойти к ним вплотную, всего на шаг!

Фаина поднимает голову и смотрит на меня. Это надо видеть! Глаза одурелые, до носа включительно пена и Фаиночка облизывается, в точь-точь как корова. Ба-альшие груди висят и никакого понимания, как это красиво! Я перемещаюсь, фотографирую и даже стараюсь экономить пленку для последующих, как я надеюсь, лучших кадров. Тут она начинает дергаться, пытается встать, но Ингрид страстно держит ее за ноги и они обе летят на пол. Живописная картина, смешались руки, ноги, груди! Я фотографирую уже больше Ингрид, Фаина прет на меня, на четвереньках, с ее задом она выглядит прямо как стегозавр из Детской энциклопедии. Планомерно отступаю, фотографируя. Наконец они встают на ноги и вяло пытаются отобрать фотоаппарат, выскакиваю в коридор обе стоят в дверях и тупо смотрят на меня. Обнаженные в пенеона на лицах и снизу, у Ингридочки мокро почти до колен, а с лица пена свисает тонкой сосулькой. Потом наконец соображают, что надо закрывать дверь.

Я отработал как автоматвсе 36 кадров! Бегом, на автобус, домой в город, и к вечеру негативы и две пачки фотографий готовы.

Вернуться я успел к ужину и первые слова которые я услышал в нашем корпусе былиИванов, тебя Фаина Семеновна ищет, говорит немедленно к ней,Иванов, что ты натворил? Тебя воспиталки обыскались,Леня, ты чо, а? Тебя воспиталки прямо жарить собрались, не иначе, злые как собаки, где Иванов, да где Иванов. А правда, где ты был?

-В ...

Злой и голодный прохожу в столовую, все взгляды на меня. Сажусь за свое место начинаю есть. Врывается Ингрид,Иванов, немедленно к Фаине Семеновне!

Я специально тщательно жуюИванов, я кому сказала!

Поворачиваюсь в сторону Ингрид и спокойно произношуЯ сейчас покушаю и приду.

Ингрид от моего "покушаю" тушуется и как-то боком выпадает в коридор. Заканчиваем ужин в молчании, все сочувствуют мне и горят желанием узнать, что же произошло. Молчание товарищей мне нравится, надо подумать и решиться. А ладно, посмотрим как пойдет, иду к Фаине (милая Фаиночка, ну и задница у тебя).

В комнате обстановка близкая к аутодафе, нет лишь дров, палач (Фаиночка!) марширует по комнате, в очках и в самом что ни на есть строгом учительском виде.

Иванов!

Да, Фаина Семеновна, вы меня звали?

Тон мой самый безмятежный и заинтересованный, будто меня позвали уточнить детали какого нибудь мероприятия.

Иванов! Ты понимаешь что ты поступил подло?

Да, Фаина Семеновна, извините меня, это правда.

Она зыркает из-под очков суровым взглядом, проверяя искренность раскаяния, и продолжаетНемедленно, слышишь, немедленно засвети пленку, иначе, ты даже не представляешь ту степень неприятностей, которые тебя ожидают.

Фаина Семеновна, уточните пожалуйста те неприятности, которые меня ожидают. Я наглею, беру стул и сажусь спинкой стула вперед.

Кстати, если наш разговор всеръез, то пусть и Ингрид-дочка поучаствует, пусть выходит из ванной комнаты.

В ванной что-то рушится и оттуда появляется Ингрид красная как рак. Фаина в растерянностипереход от послушного ученика, отличника к наглому кенту для нее полная неожиданность.

Мы, хмм, я , школа..

Милая Фаиночка...произношу это слова очень мягко и вкладывая в него максимум сексуального содержания. Я оглядываю ее бедра и веду речь как бы только с ними, игнорируя лицо.

-Фаиночка, ты ничего мне не сделаешь, а вот я могу сделать очень многое.

-Да как ты смеешь мне на ты, сопляк!

Она ухватывается за мою "грубость", чтобы хоть как то реагировать, ноФаиночка, если я отнесу фотографии и предъявлю негативы в районо или куда повыше, то ты не просто вылетишь из партии (а она была парторгом школы!), ты сядешь за это самое и за совращение. Кстати, и Инг-дочка сядет (кандидат в партию, филолог).

Какое совращение?!

Ну да, вся группа подтвердит, что мы "поссорились" и что я часто к вам обеим заходил, вы же знаете детскую фантазию!

Это для них совершенно неожиданно, они переглядываются и молча смотрят на меня. Я напечатал фотографииОни бросаются на пакет, который я вытаскиваю из-за пазухи. Я вижу их проборы, склонившиеся над снимками и груди в разрезе платьев. выглядят они хорошо, голова к голове и четыре груди, не видно лишь сосков. Снимки тоже прекрасные, свет, ракурс и материал, все отличное. Бывает часами ловишь кадр, здесь же из 36 кадров, из которых ни один не засвечен, имеются целых девять снимков, которые можно было бы публиковать сразу. Я смотрел шведские журналы и поэтому мог судить точно это были лучшие снимки которые я сделал и одни из лучших которые я вообще когда либо видел. Они поднимают на меня глаза, в них вопрос, пока еще немой. Минута молчания, наконец, голосом, чуть-чуть дающим петуха, говорит ФаинаСколько денег? Учти мы учительницы и много сразу не сможем дать.

Она уже боится, я по глазам вижу что она боится и догадывается. Я молчу и смотрю на нее, на грудь и ниже. Она неудержимо краснеет. Ингрид еще не понимает и встреваетЕсли сто рублей..

Молчи дура, он хочет не денег, он хочет нас!

Ингрид так и замирает с открытым ртом.

Вот мои условия. Здесь 36 кадров за них я требую 36 раз с обеими сразу. После 36-го хм, полового акта, я передаю вам негативы и все напечатанные фотографии.

Мерзавец! Ты сошел с ума! -они истошно орут в один голосДа, еще, делаю с вами все что хочу...

Они постепенно осознают безысходность ситуации.

Ты не посмеешь передать...

Еще как посмею, мне-то ничего не будет.

Я встаю со стула имитируя сильное юношеское волнение и злобу.

Если вы не согласитесь, то обязательно отдам фотографии и негативы в обком и отправлю в газеты.

Они в шоке и в сущности уже сдались,-Как ...

Ингрид начинает рыдать. Фаина злобно смотрит на меня и молчит.

Сегодня будет первая ночь. Фаина говорит Как ты себе это представляешь? Учти, мы с Ингрид Сергеевной этим занимались в первый раз, после вчерашнего лыжного похода было холодно и мы решили согреться в одной постели. Так и вышло...

Она помолчала глядя на рыдающую Ингрид-дочку и продолжила Но мужчин ни у меня, ни у Ингрид не было. Может быть ты нас научишь? Она презрительно усмехается, но это последний оплот обороны.

Ну если так стоит вопрос, то конечно научу. Не мальчик, на Затонских за стакан портвейна запросто дают. А то, что вы девушки мне будет приятно, вдвойнеулыбаюсь во весь рот -у меня девушки уже были.

Это правда?

Фаина смотрит мне в глаза и видит что правда. Она отводит взгляд.

Сегодня примерно в двенадцать я приду к вамхочется добавить "подмойтесь", но зачем зря пошлить? Выхожу.

Наступает двенадцать, я осторожно пробираюсь по коридору и толкаю дверь, она открыта. Захожу и закрываю дверь. Фаина сидит на стуле, курит и смотрит в зашторенное окно. Перед ней стоит практически нетронутая бутылка вина. Ингрид лежит укрыв голову подушкой. На меня никто не реагирует. Я подхожу и кладу руку на бедро Фаины. Она съеживается,втягивает голову, но руку не убирает. Я встаю на колени и разворачиваю стул. Ее мощные бедра напрягаются под моими мнущими ладонями. Осторожно закатываю подол платья и заглядываю... Белья нет, все открыто, стиснутые полные, вернее даже жирные, ноги и волосы колечком оказывается как много может быть волос, растут почти до пупа! Сейчас, сейчас,.. в висках начинает стучать и медленно, очень медленно тянусь...

Т-р-рах!!!

Как это, чего? Вся правая половина головы онемела, ничего не соображаю. Фаина, как какой-то Пацюк или извочик уже сидит широко расставив ноги наклонившись так, что ее груди болтаются у моих глаз. Ее трясет от бешенства и рукой она безуспешно цапает за горлышко бутылки.

-Ирхк, Инг, Игррррк ... мать твою держи дверь!

На мое счастье, зареванная вскинувшая голову с кровати Ингрид, не успевает ничего сообразить и дорога мне открыта-Бамс!!

Осколки бутылки, разбившейся об косяк, минуют меня, всего лишь один попадает в ухо. Бегу! За мной мягкий топот, они бегут молча, как звери. Успеваю захлопнуть дверь туалета и с разбега они налетают на нее. Все трясется, как они бьют в дверь, как бьют! Держу всем телом. Очень страшно, за дверью какое-то дикое урчанье, УДАР! Дверь летит с петель! Лица ведьминские, зубы, ой какие зубы!

-Тетеньки не надо! А-а-а-а-..

Расширенный поиск
Категория:
Район:
Метро
Возраст:
  -
Рост (см):
  -
Вес (кг):
  -
Бюст:
  -
Цена за час:
  -
Услуги:
Секс
Классический секс
Анальный секс
Групповой секс
Лесбийский секс
Услуги семейной паре
Минет в презервативе
Минет без резинки
Минет глубокий
Минет в машине
Куннилингус
Игрушки
Окончание на грудь
Окончание на лицо
Окончание в рот
Стриптиз
Стриптиз профи
Стриптиз не профи
Лесби откровенное
Лесби-шоу легкое
Садо-мазо
Бандаж
Госпожа
Игры
Легкая доминация
Порка
Рабыня
Фетиш
Трамплинг
Экстрим
Страпон
Анилингус делаю
Золот. дождь выдача
Золотой дождь прием
Копро выдача
Фистинг анальный
Фистинг классический
Массаж
Классический
Профессиональный
Расслабляющий
Тайский
Урологический
Точечный
Эротический
Ветка сакуры
Аква-пенный
Шведский
Место встречи
У меня
У тебя
Разное
Ролевые игры
Эскорт
Телефон:
Имя:
 

ЦЕНА
до 1500
от 1500 до 2000
от 2000 до 3000
от 3000 до 5000
от 5000 и выше
    
ГРУДЬ
С МАЛЕНЬКОЙ ГРУДЬЮ
С БОЛЬШОЙ ГРУДЬЮ
    
ПО ЦВЕТУ ВОЛОС
БРЮНЕТКИ
БЛОНДИНКИ
ШАТЕНКИ
РЫЖИЕ
    
ВНЕШНОСТЬ
ЕВРОПЕЙКИ
АЗИАТКИ
НЕГРИТЯНКИ
ЭКЗОТИКА
    
ТЕЛОСЛОЖЕНИЕ
ХУДОЩАВОЕ
СТРОЙНОЕ
АТЛЕТИЧЕСКОЕ
СРЕДНЕЕ
ПОЛНОЕ